| евреев | примером | Холокоста" | Бутца | отрицателей | время | Число | образом |
  • Sitemap
  • Contact
  • Джон Циммерман "Отрицание Холокоста"
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. Предисловие автора
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. ГЛАВА 8
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста.
  • ГЛАВА 10
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста.
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста.
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста.
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. Введение.
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. Глава 1. Численность евреев в Польше
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. Глава 2. Численность евреев в Советском Союзе
  • ГЛАВА 3
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. Мемуарные свидетельства об Аушвице
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 7

    Идеология и представление исторических фактов

    Отрицание Холокоста существует не в вакууме. Это значит, что лица и учреждения, пропагандирующие отрицание, вовсе не являются беспристрастными учёными, доискивающимися исторической правды. Каждый, кто изучал это направление, понимает, что конечная цель отрицания это реабилитация Адольфа Гитлера и Третьего Райха. Военные преступления нацистской Германии всегда были помехою для пропаганды нацистской идеологии. Поэтому единственное, что остаётся пропагандистам нацизма, это утверждать, что этих преступлений никогда не было.

    Тот факт, что корни движения отрицателей кроются в неонацизме и идеологии превосходства белой расы, обстоятельно документирован Деборой Липстедт. Она показала, что при создании основной организации и главного издательства отрицателей – Института исторической критики (Institute of Historical Review), главную роль играли люди, симпатизирующие Гитлеру и его идеологии. Главной движущей силой при создании института был Уиллис Карто (Willis Carto) – неонацист и давний поклонник Гитлера. Ему удалось собрать вокруг себя группу единомышленников.1 Карто и институт потерпели в 1994 г. финансовый крах. Тем не менее, институт продолжает пропагандировать свою идеологию.

    Собравшиеся вокруг этого института отрицатели часто заявляют, что многие из тех, кто  разделяет их взгляды, вовсе не симпатизируют нацизму. И в самом деле, они укажут на некое лицо, которое предположительно является независимым кинематографистом еврейского происхождения, как на поддерживающего их дело. Может быть и правда, что не каждый, занятый отрицанием Холокоста, симпатизирует нацизму или антисемитизму. Тем не менее, обзор публикаций этого движения обнаруживает его истинный характер.
    Отрицатели любят ссылаться на Поля Рассинье, всеми признанного основателя этого движения. Рассинье был интернирован во время войны в немецком концлагере Бухенвальд. В этом лагере газовых камер не было. Отрицатели говорят, что бывший-то узник концлагеря вряд ли может быть заподозрен в симпатиях к Гитлеру. Но каким бы ни было его прошлое, распространяемые ныне Институтом исторической критики  сочинения Рассинье обнаруживают его истинную позицию. К примеру такой факт –  вскоре после вторжения 1 сентября 1939 г. Германии и Советского Союза [СССР не вторгался в Польшу 01.09.1939 – Прим. редактора] в Польшу, британская пресса опубликовала письмо одного из еврейских лидеров Хаима Вейцмана (Chaim Weizmann) с заверениями в том, что евреи встанут на сторону Великобритании и демократических стран. Согласно Рассинье, это было «настоящим объявлением войны Германии со стороны еврейства…».2  С другой стороны, от предшествовавшей по времени угрозы Гитлера   уничтожить европейское еврейство Рассинье отмахивается как от «не имеющей большого значения».3   Такова типичная для отрицателей логика. За то, что скажет один еврей, отвечают все евреи, потому все они являются частью некого международного движения. Еврейские высказывания это серьёзная провокация. Но Адольфа Гитлера, главу мощного государства, не следует принимать всерьёз. Таким образом, поддержка еврейским лидером демократических принципов оказывается опаснее, чем угроза главы государства уничтожить ни в чём не повинных цивилистов.

    Апология нацизма типична не для одного Рассинье. Уолтер Сэннинг начал одну из глав своей книги с оправдания гитлеровского вторжения в Советский Союз.4  Артур Бутц изобразил нацистскую Германию как «сравнительно маленькую страну, боровшуюся за своё существование против значительно превосходящих её сил».5

    Но самым откровенным в своих взглядах является, пожалуй, Вильгельм Штеглих. Он утверждает, что речь Гитлера 30 января 1939 г., в которой тот заявил, что новая война в Европе приведёт к «уничтожению [Vernichtung] еврейской расы в Европе», была «всего лишь ответом на военные угрозы, постоянно раздававшиеся со стороны влиятельных сионистов». Он с одобрением цитирует суждение об этой речи, как о свидетельстве «глубокой преданности Гитлера делу мира».6 (Да, это он всерьёз.)  Газовые камеры – «выдумка еврейско-большевистской пропаганды».7  Хаим Вейцман, однако, другое дело. Его упомянутое выше письмо «было объявлением войны Рaйху от имени евреев…». Евреев поэтому «следовало рассматривать как потенциальных врагов Германии». Учитывая грубую провокацию со стороны Вейцмана, Штеглих находит  «удивительным, что все живущие в пределах Германии евреи не были с началом войны в 1939 г. арестованы и отправлены в концлагеря. Никаким законам международного права это не противоречило бы».8  Читатель должен при этом иметь в виду, что Штеглих был судьёй и что его книга является одним из самых широко распространённых сочинений отрицателей.
    Такий тип мышления прослеживается с самого начала в истоках движения отрицателей в Америке. Вероятно, первым отрицателем в Америке был профессор английского языка Остин Дж. Эпп. Он был противником вступления Америки во II мировую войну и начал свою деятельность как отрицатель вскоре после того, как война закончилась.9

    Эпп больше всего известен среди отрицателей брошюрою, написанной им в 1973 г. и называвшеюся «Ложь о шести миллионах». Он не только заявлял будто Холокоста на самом деле не было, но и писал о еврейской мстительности. «Христос, распятый некогда толпой мстительных талмудистов, был первым, кто их предупреждал насчёт их «око-за-око-изма». О еврейском происхождении Христа он не счёл нужным  упомянуть.

    Особенно негодовал Эпп в связи с визитом канцлера Западной Германии Вилли Брандта в Израиль. Мать Бранда, сообщает нам Эпп,  была «как говорили... изнасилована евреем». Эпп, таким образом, пытается создать впечатление, что Бранд, возможно, был евреем (он им не был). Он проводит нелестное сравнение между Брандтом и «законом и порядком времён антисемитских нацистов». Пропитанная ненавистью к немцам книга Теодора Кауфмана, о которой речь пойдёт в следующей главе, показывает, что евреи – а не просто один Кауфман – «были такими варварами, что замышляли уничтожение ста миллионов немцев…».
    Эпп рассказывает о своём посещении Австрии и Германии в 1949 г. Он обнаружил, что эти страны были «наводнены восточными евреями плебейского вида… казалось, все они были заняты на чёрном рынке… они лгали, мошенничали и воровали..». В доказательство того, что никакого истребления евреев не было, он приводит приказ Гиммлера от октября 1944 г., запрещающий все дальнейшие казни евреев. Он не объясняет, почему было необходимо отдавать такой приказ на столь позднем этапе. «Евреи, распространяющие такую мстительную ложь [об истреблении], пусть удавятся на собственных кишках и избавят тем самым мир от своей злобы». Себя-то Эпп явно считал беззлобным.
    Германия, говорят нам, стремилась избавиться от своих евреев из-за «их нападок на патриотизм, на любовь к той стране, где они были на самом деле гостями». Вот почему  Гитлер в Mein Kampf требовал привлечь к ответу «12-15 тысяч марксистско-еврейских» подрывных элементов. Он однако, не приказывал их уничтожать. Только предатели и подрывные элементы приговаривались нацистами к казни. Но разве Эпп только что не заявлял о евреях как о предателях и подрывных элементах? Более того, ссылка Эппа на упомянутые в Mein Kampf  12-15 тысяч евреев представляется весьма удивительной, поскольку именно этот пассаж представляет собою рецепт Гитлера относительно обращения с евреями: в нём Гитлер заявляет, что примерно столько евреев следовало бы отравить газом во время I мировой войны и это является первым известным нам  нацистским высказыванием об уничтожении евреев ядовитым газом. Гитлер написал Mein Kampf  в 1924 г.10

    Симпатии к Гитлеру и нацистам со стороны отрицателей Холокоста это всего лишь логическое следствие самого движения. Отрицатели заявляют, что Холокост это большая ложь, распространяемая обширным заговором, в который вовлечены  историки, средства массовой  информации, правительства разных стран и, конечно, евреи. Все они знают подлинную правду, но стремятся держать людей в неведении. Аналогичным образом Гитлер, Гёббельс и всё нацистское движение от своего возникновения в 1919 г. и до конца в 1945 г. проповедывало идею обширного заговора евреев и коммунистов, жаждущих мирового господства. Заговора повсеместного и всеохватывающего. Евреи контролировали средства массовой информации, заставляя мелкую сошку-неевреев выполнять свою волю. Нацисты распространяли знаменитую подделку, «Протоколы сионских мудрецов»11 в доказательство масштабов заговора.

    Отрицатели, похоже, не замечают сходства между популярными в нацистской Германии теориями еврейского заговора и конспирологическими теориями, распространяемыми Институтом исторической критики. В действительности, это один и тот же заговор. Заговор в связи с Холокостом возник сразу после поражения Германии. То есть, ложь о Холокосте это продолжение того заговора, о котором Гитлер и нацисты предупреждали ещё в 1919 г.

    Отрицатели из Института исторической критики, естественно, не так откровенны, как Эпп. Тем не менее, как будет показано дальше, институт и его главное издание, Journal of Historical Review, пропитаны духом Остина Эппа. Стоит только взглянуть на распространяемые институтом книги, из которых многие опубликованы собственным издательством института «Noontide Press», чтобы понять истинные цели отрицателей Холокоста.12 «Протоколы сионских мудрецов», позорная фальшивка, претендующая на разоблачение еврейского заговора захвата мирового господства, представляется читателю вопросом: «Действительно ли это тайный набросок дьявольского еврейского заговора установить контроль над всем миром?» Предлагается аннотированное издание, впервые опубликованное хорошо известным антисемитом 1920-х годов и распространителем «Протоколов» Виктором Марсденом. Скандальный антисемитский памфлет Генри Форда The International Jew, также вышедший в 1920-х гг., от которого он впоследствие отрёкся, характеризуется как исследование, «открывающее глаза на деликатный ''еврейский вопрос''». Антиеврейская публикация Indictment (Обвинение) подаётся как «широкая панорама деструктивной деятельности евреев на протяжении этого столетия…». Behind Communism (За спиной коммунизма) объясняет «роль евреев в коммунизме от Маркса до Розенбергов, от Москвы до Голливуда». The Secret Relationship Between Blacks and Jews (Тайные взаимоотношения чёрных и евреев), издано «Нацией ислама» Луиса Фарракана,  рассказывает об ответственности евреев за рабовладение.
    Возможно, самое известная из этих публикаций это яростно-расистские The Turner Diaries (Дневники Тернера), предсказывающие расовую войну и массовые убийства.

    Предполагается, что описание в этой книге воображаемого подрыва правительственного здания, дало идею Тиму Мак-Вею (Tim McVeigh) взорвать правительственное здание в Оклахоме, в результате чего погибло 168 человек. В списках распространяемой институтом литературы значится и ещё множество расистских книг, таких, как The White Man’s Bible (Библия белого человека), The Rising Tide of Color (Цветной потоп) и  Racial Realities in Europe (Расовая реальность в Европе).

    Пропагандируются институтом и восторженные публикации о Гитлере и Третьем Райхом. Книга For Those Who Cannot Speak (За тех, кто не может говорить) «энергично встаёт» на защиту «национал-социалистической Германии». Изданная в 1934 г. книга Germany’s Hitler – это «восхищённый взгляд на Третий Райх, Германию и её фюрера, Адольфа Гитлера…».
    Эту тенденцию можно наблюдать и в издании 1977 года книги Бутца «Ложь двадцатого века». На обложке книги рекламируются такие сочинения как The Inequality of the Races (Неравенство рас) Артюра де Гобино (Gobineau), признанного отца современного расизма. Из других названий – White Man, Think Again! (Белый человек, одумайся!) и White America (Белая Америка). Заметное место уделено рекламе книги The Iron Curtain Over America (Железный занавес над Америкой), которая «блестяще документирует историческую связь коммунизма с сионизмом».
    В процессе работы над данною книгой автором была просмотрена каждая статья в Journal of Historical Review с момента его создания в 1980 г. до нашего времени, посвящённая Гитлеру, нацистской Германии и Холокосту. Журнал ни разу не опубликовал ни одной критической статьи об антиеврейской политике Гитлера. Это показывает подлинную суть отрицания Холокоста. Не будь это движение неонацистским, оно могло бы отрицать Холокост, но в то же время осуждать политику Гитлера по отношению к евреям в 1930-е годы. Но ничего подобного ни в одной статье журнала нет.
    Одним из приёмов, изначально используемых в этом журнале, было употребление слова «сионист» как кодового обозначения еврея. Эта уловка используется многими антисемитами. Так, небезызвестный вульгарный антисемит Остин Дж. Эпп в статье для первого номера жутнала писал о «еврейских публицистах», жаждущих мщения, что на руку «мстительности сионистов».14 Напоминаем, что в его написанной семью годами ранее брошюре именно евреям приписывалась мстительность. Редактор журнала заявлял, что если удастся показать, что шесть миллионов евреев не были убиты, а вся эта история есть плод воображения «сионистов», то это могло бы стать ключом к предотвращению войны на Ближнем Востоке.15
    Когда в 1984 году Эпп умер, он был почтён серией восторженных похвал на страницах журнала. О нём писали как об «одной из титанических фигур послевоенной ревизионистской историографии», находившейся на «переднем крае борьбы мужественных историков» за установление правды о II мировой войне. «Он был борцом за правду и её защитником», оклеветанным и преследуемым как сторонник нацизма, антиамериканец и антисемит.

    Правду об этой, так называемой, клевете говорит факт написания им «Ложь о шести миллионах», лишь упомянутая в библиографии его работ, приложенной к посвящённой ему статье. Сама статья подтверждает справедливость направленной против Эппа критики, тем, что положительно отзывается о присуждении ему «Европейской премии свободы» неонацистским Немецким народным союзом (Deutsche Volksunion).16 Апология эта игнорирует книгу Эппа Проклятиеанти-антисемитизма, в которой он не только обвиняет евреев в распятии Христа, но также ставит им в вину и падение президента Никсона. «Неприятие евреями Христа в принципе ставит их на сторону зла. … Как следствие, никакая христианская цивилизация не может долго терпеть еврейский, то есть, талмудический контроль над деньгами и средствами массовой информации».17  И всё же, согласно «Журналу исторической критики», характеризовать Эппа как антисемита было бы клеветой.

    Энтузиазм в отношении Гитлера в Journal of Historical Review достиг, вероятно, своего апогея в статье Леона Дегрелля (Leon Degrelle), бывшего офицера войск СС и давнишнего апологета и сторонника Гитлера. Он хвалит Гитлера за то, что тот возродил Германию. Нигде в Европе двадцатого столетия государственная власть не опиралась в такой степени на «свободно выраженную поддержку народа». Эксплуатация рабочих больше не допускалась. И, словно этого недостаточно, дальше он делает одно из самых фантастических заявлений, когда-либо исходивших от какого-нибудь прогитлеровского автора. Дегрелль объявляет, что Гитлер признавал права всех людей, как мужчин, так и женщин, подавать свои голоса в рамках процедуры тайного голосования и выражать таким образом своё мнение. О евреях ему почти нечего было сказать, кроме того, что некоторые социалистические депутаты Райхстага «устроили так, чтобы их жёны получили роскошные меховые шубы от известных еврейских финансистов».18 В одном месте Дегрелль объясняет, что Гитлер был шокирован присутствием в Вене «бородатых, одетых в кафтаны евреев». Гитлер отметил «их нашествие в университеты, в судебные и медицинские профессии и захват ими прессы».19 Ни Дегреллю, ни Гитлеру, никогда, по-видимому, не приходило в голову, что профессиональный успех может быть результатом тяжёлого труда.

    Из одной давней статьи следует, что энтузиазм Дегрелля по отношению к Гитлеру мог быть вызван когда-то сказанной Гитлером фразой: «Если бы у меня был сын, я хотел бы, чтобы он был, как Леон». Дегрелль сообщает нам, к примеру, что поскольку «Гитлер был избран демократическим путём… он не мог поступить как Сталин: перестрелять всю военную верхушку». Призыв Гитлера к расовой чистоте и возврату власти в руки народа «так взбесили мировое еврейство, что в 1933 г. оно официально объявило Германии войну».20
    Можно подумать, что Дегрелль, живший в Германии во времена Гитлера [Дегрелль бельгиец – Прим. редактора], не знал, что Гитлер захватил власть в результате государственного переворота, и что у мирового еврейства не было никакой реальной возможности объявить Германии войну. Это, тем не менее, не помешало Институту исторической критики поручить Дегреллю «восполнить пробелы» в информации на гитлеровскую тему в ряде готовящихся к печати книг. Институт исторической критики пожелал, чтобы именно Дегрелль написал эти книги, так как он является «гигантской исторической фигурой», а со времён II мировой войны марксизм, капитализм и сионизм держат мир в «интеллектуальном мраке». Другой причиной для выбора Дегрелля было то, что он и Гитлер «разделили друг с другом последний ужин». Гитлер сказал Дегреллю: «Мы все умрём, но вы, Леон, должны жить. Вы должны жить, чтобы рассказать миру правду». Как и следовало ожидать, одна из книг должна была называться Hitler the Diokrat  (Гитлер – демократ).21
    Другим лицом, сердечно преданным фюреру, была Флоренс С. Рост фон Тоннинген (Tonningen). В своей статье своей она защищает своего мужа, сотрудничавшего с нацистами во время оккупации Голландии. Она рассказывает, как Гиммлер был шафером у неё на свадьбе. Её брачным обетом стала эсэсовская присяга: «Наша честь это верность». Она рассказывает нам: «Я до сих пор считаю наши встречи с Гитлером главными моментами своей жизни. Для нас он был вождь, посвятивший себя своему народу и принесший себя ему в жертву». Она считает Гитлера «европейцем номер один». Еврейский вопрос она хотела бы решить путём создания еврейского государства, поскольку голландские евреи были противниками нацизма.22 Она не объясняет, почему евреи были против нацизма; и не говорит ничего о более чем 100 000 депортированных из Нидерландов и так и не вернувшихся назад евреев.
    Немецкий дипломат времён Гитлера Карл Отто Браун цитирует с одобрением из MeinKampf пассажи о желании евреев уничтожить Германию, чтобы осуществить «далеко идущие планы сторонников еврейского мирового господства». Гестапо он именует  немецким ФБР.23  Статья в целом  оправдывает дипломатию Гитлера.
    Отрицатели обычно избегают обсуждать антиеврейские законы и политику нацистской Германии 1930-х годов. Как только доходит до этой темы, она освещается в контексте «объявления войны» мировым еврейством в 1933 году или «провокационного» письма Хаима Вейцмана, подтверждавшего еврейскую поддержку демократических принципов союзных держав. Эта тактика нагляднейшим образом представлена в статье Ингрид Веккерт о Хрустальной ночи, Ночи разбитых стёкол, то есть, антиеврейских волнениях, имевших место в Германии в 1938 г.

    Результатом погрома было 236 убитых и более 600 изувеченных. Разгромлено было по меньшей мере 7500 еврейских магазинов, 29 товарных складов и 171 дом; подожжена 191 синагога и 76 разрушено. Были разгромлены еврейские общинные центры и молитвенные дома при кладбищах. По меньшей мере 30 000 еврейских мужчин были брошены в концлагеря.24 Веккерт, однако, объясняет, что нацистская Германия не предпринимала никаких законных мер против евреев, пока в марте 1933 г. они не объявили войну Германии. Нацистский режим стремился всего лишь «уменьшить еврейское влияние и власть строго законными мерами». Веккерт очевидно считает, что введённые в нацистской Германии законы, лишавшие евреев их законных прав и собственности, были правомочными. Она продолжает рассуждать о высоких этических принципах национал-социализма. В попытке отделить официальную нацистскую политику от погромов, она высказывает предположение, что ответственность за погромы несут некие таинственные тёмные силы. Она пытается снять всякую ответственность с Гёббельса, поскольку этот нацистский деятель был близок к Гитлеру. В действительности, однако, отрицателем Холокоста Дэвидом Ирвингом теперь признана на основании дневников Гёббельса и других документов роль Гёббельса в организации погромов.25

    После этих событий немецкое правительство наложило на евреев контрибуцию в один миллиард марок за провоцирование волнений И как кажется, единственным критическим замечанием о нацистской политике в отношении евреев на страницах Journal of Historical Review, стало высказывание Веккерт, посчитавшей эту контрибуцию несправедливой. Это не помешало ей, однако, продолжать изображать Гёринга, который был руководителем комиссии, наложившей контрибуцию, как человека, действовавшего под впечатлением еврейского объявления войны в 1933 г.26 Веккерт, таким образом, помещает эту «несправедливую» контрибуцию в контекст разжигания войны евреями. И действительно, вторая часть заголовка статьи Веккерт гласит: «грандиозный антинемецкий спектакль». То есть, истинными жертвами оказываются не евреи, а немцы.
    Ответственность Гёббельса за Хрустальную ночь не помешала редактору Journal of Historical Review Марку Веберу написать апологетическую статью под заглавием «Место Гёббельса в истории», в которой воздаётся хвала организаторским способностям  министра пропаганды и его честности. Вебер рассказывает нам, что «в противоположность распространенному мнению, успех Гёббельса как пропагандиста объясняется не тем, что он был мастером «большой лжи», а, скорее, его верностью истине и фактам».27
    Не все отрицатели являются открытыми сторонниками нацизма. Скорее, они хотели бы представить антиеврейскую политику Гитлера как имеющую некий моральный противовес. Подход этот характерен для Робера Фориссона, заявляющего, например, что «между Гитлером и евреями шла неумолимая война. Очевидно, что каждый считал  ответственным другого.» Письмо Хаима Вейцмана 1939 г. цитируется как пример разногласий. Неумолимая последовательность событий «с обеих сторон вела к войне».28  Таким образом, по Фориссону, путём конфронтации шли как Гитлер, так и евреи. Он не объясняет, почему так случилось и кто начал борьбу. Ничего не сказано об антисемитизме Гитлера и нацистской партии со времени её создания в 1919 г. и до захвата ею власти в 1933 г. Косвенно Фориссон обвиняет евреев в их конфликте с Гитлером. Иначе бы он объяснил как этот конфликт возник. Более важной, однако, является его декларация о том, что к войне вела политика обеих сторон. Какая именно политика евреев могла вести к войне? Может быть,  когда-нибудь ему будет задан этот вопрос.
    Вероятно, самым ярким примером того, как действуют отрицатели, является одна статья, ничего общего не имеющая с Холокостом, Германией и даже с XX веком. Писалась она под псевдонимом и посвящена испанской инквизиции. С первого взгляда она кажется нетипичной для «Журнала исторической критики». Но причины её публикации ясны. Автор пишет об инквизиционных казнях и пытках так называемых конверсос – перешедших в католицизм испанских евреев. Автор правильно отмечает, что многие из конверсос крестились только, чтобы избежать пыток и смерти, и втайне продолжали практиковать иудаизм. Главный пафос статьи состоит в защите инквизиции – ведь многие евреи оказались неискренни в своём обращении. «Мрачная репутация испанской инквизиции в значительной степени незаслужена. Её жестокость и произвол сильно преувеличены в результате антикатолической и антииспанской пропаганды».29  Не требуется большого воображения, чтобы представить, кто был источником этой «антикатолической» пропаганды, хоть прямо об этом и не говорится.

    ЕВРЕИ И КОММУНИЗМ

    Одной из постоянных тем в пропаганде отрицателей  это роль евреев в коммунистическом движении. Причина этого обвинения очевидна: Гитлер и нацистская пропаганда всегда клеймили евреев как коммунистов. Более того, это служило своеобразным оправданием для гитлеровских антиеврейских законов 1930-х годов. Роберт Вильямс, например, сообщает нам, что «почти половину столетия сионистские агенты пропагандировали марксизм среди семи-восьми миллионов российских евреев. Сами Советы были еврейским изобретением».30 Каждый, имеющий хоть какое-то понятие о сионизме, знает, что это движение не имеет ничего общего с коммунизмом. Даже сионисты-социалисты не солидаризировались с коммунистами. Большевики и сионисты противостояли друг другу. Советское правительство в последние годы даже пользовалось антисионизмом как прикрытием для собственного антисемитизма.

    Немецкий генерал Отто Эрнст Ремер (Rier), подавивший попытку переворота против Гитлера [20 июля 1944 г. – Прим. редактора], доверительно сообщил в интервью Journal of Historical Review, что «советское руководство при Ленине оплачивалось евреями», истратившими на это 220 миллионов долларов. «Среди советских руководителей в то время 97% были евреями».31  Другой автор журнала заявил, что враждебность по отношению к евреям в Европе вызвана тем фактом, что на ранней стадии в советском правительстве «в значительной степени доминировали евреи».32

    Марк Вебер обнаруживает существенное участие евреев в большевистской революции.  Он даже цитирует еврейского автора – излюбленный приём отрицателей Холокоста – заявляющего, что евреи во всём мире поддержали Советскую власть. Общая установка Вебера сводится к тому, что евреи несут главную ответственность за постигшую Россию катастрофу.33 Но с помощью таких уловок каждый может доказать что угодно. Случай Теодора Кауфмана, еврейского рекламного агента, который будет рассмотрен в следующей главе, в этом смысле поучителен. Он представил целую серию цитат выдающихся немецких мыслителей, восходящих к периоду ещё до захвата нацистами власти, чтобы показать, что немцы от природы являются воинственным и опасным народом. Его книга вышла в 1941 г., но Кауфмана, в отличие от Гитлера, никто не принимал всерьёз.

    Самым выдающимся большевиком-евреем был Лев Троцкий, настоящая фамилия которого Бронштейн. Историк русской революции Ричард Пайпс отмечал, что такие евреи-большевики как Троцкий давно перестали себя идентифицировать с чем-либо еврейским. Евреи также становились жертвами большевистских репрессий. Пайпс цитирует знаменитое предупреждение одного раввина, что революцию делают троцкие, а расплачиваются за это бронштейны.34  В действительности, теперь известно, на основании прежде недоступных архивных материалов, о случаях убийства евреев Красной Армией во время Гражданской войны, последовавшей за большевистской революцией [такого рода преступления весьма жёстко пресекались командованием Красной Армии – Прим. редактора].35

    В 1922 г. евреями были двое из 18 народных комиссаров. 5,2% от общего числа членов коммунистической партии были евреями.36 Из 150 членов Верховного Совета евреями было семеро [вероятно, имеется в виду ВЦИК – Прим. редактора].37 В рядах внушавшей всем страх советской тайной полиции евреев было 11 процентов. Во всесильном Центральном Комитете, состоявшем из 21 человека, евреев было пятеро.38  Однако наилучшим доказательством отношения евреев к коммунизму были выборы в российское Учредительное собрание в 1917 г. – первые демократические выборы в России. Результаты показали, что более 90 процентов евреев проголосовало за еврейские национальные партии, а остальные – за бундистов, сионистов и социалистов, в то время, как из общероссийского населения в целом более 25% проголосовали за большевиков и меньшевиков. Что вместе с социалистами-революционерами довело цифру до более чем 60%.39  Это значит, что левые партии в гораздо меньшей степени поддерживались еврейскими избирателями, чем населением в целом. [Интересным образом, автор в данном случае настолько теряет ориентацию, что фактически встаёт на точку зрения антисемитов – что преследования евреев во всём мире были бы оправданы, если бы удалось доказать, что в 1917 г. большинство российских евреев поддерживало большевиков. Вопрос только в том, удаётся ли это доказать? – Прим. редактора.]
    В докладе американского госдепартамента упоминаются три русско-еврейских банкира, обратившихся к правительству США и американским банкирам-евреям за финансовой поддержкой для русского правительства Александра Керенского, пришедшего на смену царю и свергнутого большевиками. Американский банкир еврейского происхождения Джейкоб Шифф и другие американские евреи пытались обеспечить помощь Керенскому в его противостоянии большевикам.40
    Вебер полагает весьма значимыми недавно обнаруженные архивные данные о том, что дед Ленина с материнской стороны был евреем. Но, очевидно, не видит никакой необходимости упомянуть тот факт, что имеющаяся у нас новая информации о Ленине показывает также, что у него были и немецкие предки.41 В самом деле, один из самых парадоксальных аспектов движения отрицателей, как и антисемитского интернационала вообще, что они абсолютно игнорируют известное большинству историков много лет: что Германия была одной из главных сил, способствовавших  приходу Ленина к власти [исход российской революции зависел всецело от расстановки сил в самой России – Прим. редактора].
    В 1958 г. были напечатаны 136 документов из германских архивов периода I мировой войны, показывающих заинтересованность и поддержку германским правительством большевиков в 1915-1918 г.42  С советской стороны было уничтожено много документов, которые могли оказаться для Ленина компрометирующими.43 Об этом, однако было известно со времён I мировой войны. Отвечая в 1932 г. нацистам публично на обвинения евреев в большевизме, еврейская община Германии указала на роль Германии в Русской революции. «Самой большой опорой и подлинным инициатором Русской революции было имперское правительство Германии в Первую мировую войну».44 [Это утверждение представляет собою лишь зеркальное отражение известного постулата нацистской пропаганды. Но глупость, вывернутая наизнанку, глупостью и остаётся. – Прим. редактора.]
    Это была не только пропагандой. Ещё в 1914 г. Германия искала в России подходящую  революционную партию.45  Один из отрицателей писал, что сказать  как, когда и где революционеры-большевики были пущены в дело «можно совершенно точно: это было в Вене, осенью 1915 г., когда германский и австрийский генеральные штабы сошлись для планирования операции по выводу России из войны как союзника Англии и Франции».46
    С помощью немецких денег Ленин смог в 1915 г. публиковать материалы, переправлявшиеся нелегально в Россию. Посредником в передаче этих денег был эстонец по имени Керкула.47  Позднейший биограф Ленина и советский военный историк Дмитрий Волкогонов писал, что немецкое высшее командование некоторое время «не только с интересом наблюдало за большевиками, оно им также предоставляло значительную финансовую поддержку через разных подставных лиц».48 Первая попытка оценить роль Германии сделана была немецким социал-демократом Эдуардом Бернштайном в 1921 г. Он писал, что немецкий генерал Гоффман подтвердил, что германское правительство в годы I мировой войны позволило Ленину и его товарищам проехать через Германию для ведения агитации в России [вообще-то, эта поездка никогда не была тайной – Прим. редактора]. Бернштaйн также выяснил, что предоставленная Ленину и его товарищам помощь составила 50 миллионов золотых марок.49 [Это было просто заявление, не подкреплëнное документами. 50 млн. золотых марок это заметно больше, чем стоила, например, постройка «Титаника». – Прим. редактора.] Его цифра была подтверждена послевоенными исследователями архивов германского Министерства иностранных дел.50  [Альтернативную точку зрения см. в: Г.Л.Соболев. Русская революция и «немецкое золото». (http://militera.lib.ru/research/sobolev_gl/index.shtmll ) – Прим. редактора]
    Первый генерал-квартирмейстер Германии, генерал Эрих фон Людендорфф, известный как «военный мозг германской нации», писал: «Помогая Ленину в путешествии в Россию, наше правительство брало на себя некоторую ответственность. Мероприятие было оправдано с военной точки зрения». Он заявил, что советское правительство «существует благодаря нам».51  Это было подтверждено в меморандуме государственного секретаря в германском министерстве иностранных  дел, написанном после революции:

    «Россия казалась самым слабым звеном во вражеской цепи. Поэтому целью было постепенное ослабление этого звена и, если окажется возможным, его устранение. Это было целью подрывной деятельности, проведению которой в России мы тайно способствовали – прежде всего поощрением сепаратистских тенденций и поддержкой большевиков. Только постоянный приток средств от нас, по разным каналам и под разными вывесками, позволил большевикам поставить на ноги их главную газету «Правду», чтобы развернуть энергичную пропаганду и ощутимо расширить поначалу ограниченную базу их партии».52

    Вероятно, величайшею иронией истории было то, что Гитлер всегда обвинял евреев в разжигании русской революции. Будучи германским канцлером в 1933-1945 гг., он должен бы был, как и его сподвижники, знать правду о связях Германии с большевиками.

    Хоть отрицатели всегда готовы воздать хвалу антикоммунизму Гитлера, недавно обнаруженные архивные материалы позволяют считать, что между гитлеровской Германией и Советским Союзом имелось больше точек соприкосновения, чем ранее предполагалось.53 Более того – часто забывается, что период современной советской экспансии и корни холодной войны лежат не в конце Второй мировой войны, а в её начале. Именно соглашение Гитлера со Сталиным в 1939 г. позволило Советскому Союзу начать свою территориальную экспансию, оккупировав Прибалтику, восточную часть Польши и часть Румынии. СССР не смог бы действовать без гитлеровского благословения. СССР в ответ на поддержку Гитлера снабдил нацистскую Германию большим количеством необходимого ей военного материала и стратегических заправочных пунктов на советской территории для германских подводных лодок и военных судов.54 [Странным образом, автор забывает упомянуть о политике умиротворения Германии и Мюнхенском соглашении 1938 г., лежавших в начале   развития, приведшего ко II мировой войне. – Прим. редактора.]
    Историки понимают, что большевистская революция имеет мало отношения к национальным особенностям немцев, евреев, русских или какой-либо другой группы. Скорее, она была частью политической, социальной и экономической конъюнктуры конца XIX и начала XX веков. Существовало множество факторов, которые могли бы предотвратить революцию. Большевикам, однако, удалось захватить власть. Также и захват Гитлером власти вовсе не был неизбежен.
    Отрицатели, конечно, очень бы оскорбились предположению, что поддержка Германией большевиков связана с разрушительными наклонностями немцев. Германия поддерживала большевиков для вывода России из I мировой войны. Часть евреев поддержалa большевиков, неправильно считая, что только революционное правительство покончит с антисемитизмом царского времени. Интересно, что как раз неонацисты из Института исторической критики оскорбляют Германию, восхваляя Гитлера и считая его одним из лучших лидеров, которых смогла выдвинуть Германия.
    Одним из интересных аспектов аргументации Марка Вебера и многих других отрицателей является то, что они вполне готовы признать как факт преступления Сталина, уничтожившего более 20 миллионов человек, поскольку они хотят показать, что он был гораздо хуже Гитлера. Вебер приводит много данных о числе уничтоженных Сталиным людей. Он однако не согласен признать, что источники, документирующие преступления коммунизма, при всей их авторитетности,  менее авторитетны, чем документы, касающиеся Холокоста. Более того, в тех случаях, когда для таких лагерей как Аушвиц приводятся различные данные о количестве погибших в них евреев, отрицатели считают это доказательством того, что преступлений вовсе не совершалось. Расхождения в данных о преступлениях коммунизма их не смущают. Поучительно отметить что при последнем посещении автора России в 1992 г. он встречал сталинистов, утверждавших, что покойным тираном убито не более 200 000 человек. У них много общего с отрицателями Холокоста.

    ТЕХНИКА УМОЛЧАНИЯ

    Одна из проблем, с которой постоянно сталкиваются отрицатели, состоит в том, что пытаясь опровергнуть реальность Холокоста, они вынуждены говорить об источниках и фактах, эту реальность подтверждающих. «Ложь двадцатого века» Артура Бутца – классический тому пример. Пытаясь показать, что Холокоста не было, Бутц приводит так много доказательств того, что он имел место, что лишь очень легковерный или очень уж жаждущий поверить его тезису человек может и в самом деле принять на веру все конспирологические теории и невероятные объяснения, предлагаемые для опровержения очевидного. Это обстоятельство не было замечено не только самими отрицателями Холокоста, но и их критиками. Бутц, например, приводит так много доказательств того, что венгерские депортации имели место, что любой разумный человек должен будет отбросить его вывод о том, что никаких депортаций не было.

    Следует, однако, сказать, что Бутц не боится противоречить фактам, от которых он просто отделывается с помощью какого-нибудь фантастического объяснения. Как один из самых ярких примеров тому приведём его аргументацию в связи со свидетельством Эли Коэна, врача-заключённого в Аушвице, который писал, что отметка «S.B.», означавшая Sonderbehandlung (особое обращение), делалась в больнице главного лагеря Аушвица I (не путать с Аушвицем II, известном  также как Биркенау). Термин, как отмечено Коэном и многими другими ранее цитировавшимися в этой работе авторами, означал уничтожение заключённых. Бутц, однако, считал, что в действительности Коэн имел в виду «N.B.» – Nach Birkenau (в Биркенау), подразумевая, что заключённые будут отправлены в госпиталь в Биркенау.55 Бутц не предлагает вообще никаких доказательств для обоснования этого утверждения. Поскольку Бутц доказывал, что больных заключённых не убивали, это могло бы выглядеть правдоподобным предположением. Однако, любой более или менее разумный читатель немедленно поймёт, что больные заключённые уничтожались массово. Бутц поступает подобным образом почти со всеми изобличающими уликами.

    Штеглих осмотрительнее, чем Бутц, при оценке доказательств. Так, он очень осторожен когда речь идёт деятельности айнзатцгрупп (см. гл.2 настоящей работы). С другой стороны, во 2-й главе книги Штеглиха приводится много высказываний нацистских лидеров, посвящённых уничтожению евреев. Конечно, как и у Бутца, у него наготове объяснения. Но, опять-таки, более или менее разумный читатель, не склонный к конспирологическим теориям или несостоятельным объяснениям, немедленно увидит, что Штеглих сам разрушает свои доводы.
    Книга Сэннинга представляет собой радикальный отход от установленного Бутцем образца. Поскольку приведённые в главах 1-2 данной работы немецкие свидетельства, опровергают все его теории, он эти свидетельства попросту игнорирует. Фактически,  как уже отмечалось, он не только игнорирует все доказательства, опровергающие его теории, но и ложно интерпретирует многие из использованных им источников. Такая  методика позволяет Сэннингу избегать неправдоподобных конспирологических теорий. С другой стороны, в его книге едва ли найдётся хоть один надёжный факт. Даже Бутц, как кажется, это понимает, когда в своём хвалебном предисловии к книге Сэннинга, пишет, что «из оценок, сделанных автором, в этой книге едва ли можно найти хоть одну, которую нельзя было бы оспорить на каком-либо правдоподобном основании».56  Сказано слишком обтекаемо даже для Бутца. Через три года  после выхода книги Сэннинга  Штеглих признал, что «до сих пор отсутствует объективное исследование того, что произошло с евреями, депортированными на Восток».57 Упоминание Штеглихом депортаций поучительно, поскольку Сэннинг так никогда и не признал факт немецких депортаций.
    Между упоминанием многих доказательств Бутцем и полным их игнорированием Сэннингом, обнаружилась и потребность в какой-то средней линии. Вакуум был заполнен  Марком Вебером, редактором Journal of Historical Review, уже показавшим своё искусство в технике многозначительных умолчаний. Эта техника не требует, чтобы неблагоприятное свидетельство объявлялось подделкой. Вместо этого оно цитируется, но выборочно, и делается это так, чтобы создать впечатление будто оно поддерживает  позицию автора. Вебер действовал в этой манере во время процесса в Канаде над отрицателем Холокоста Эрнстом Цюнделем, обвинявшемся в нарушении закона, запрещавшего распространение ложной информации. (Автор этих строк лично против таких законов.)  
    Вебер цитировал некоторые из рапортов айнзатцгрупп, чтобы создать впечатление будто они  занимались исключительно военными операциями, а не реализацией политики уничтожения. Каждый, знакомый с этими отчётами, обильно цитированными в главе 2, понимает их истинную природу. Вебер цитирует отчёт от 24 июля 1941 г. таким образом, словно в нём говорится о создании службы здравоохранения в гетто, пытаясь создать у суда впечатление, что айнзатцгруппы, в действительности, были для евреев благом.58   На самом деле в рапорте сказано: «Вся еврейская интеллигенция Минска ликвидирована (учителя, профессора, юристы и т.п.), кроме медицинского персонала...   Еврейская служба здравоохранения ... была создана для предупреждения эпидемий в еврейском квартале».59
    Вебер также утверждает, со ссылкой на рапорт от 12 сентября 1942 г., что многим евреям удалось бежать, пытаясь создать таким образом впечатление, что они не были убиты. Отчёт действительно подтверждает бегство некоторых евреев, но он также сообщает:

    «Айнзатцкоманда 6 в некоторых случаях проводила колонну евреев через город перед тем как их расстрелять. Равным образом придавалось важное значение тому, чтобы в казнях евреев участвовали представители милиции (украинских вспомогательных полицейских сил). По-видимому, евреям по ту сторону фронта уже тоже стало известно об уготовленной им нами судьбе.»

    Рапорт продолжает, разъясняя, что если налицо была потребность в рабочей силе, то «айнзатцкоманды воздерживались от расстрелов евреев в таких случаях…». В рапорте утверждается, что «к расстрелу евреев везде относятся с пониманием и принимают его положительно».60

    Тот же метод использует Вебер в «открытом письме» к одному священнику. Вебер пытается доказать, что лагерь уничтожения в Белжеце был пересыльным пунктом, откуда происходило переселение евреев. Будучи не в состоянии объяснить, куда именно направлялись переселенцы, он, однако, цитирует в качестве доказательства  книгу Яна Карского The Story of A Secret State (История одного тайного государства). Вебер утверждает, что Карский не нашёл никаких доказательств существования газовых камер. «Напротив, он сообщил, что видел поезда с евреями, отправляющиеся из Белжеца. Это наблюдение вполне согласуется с ролью Белжеца как транзитного лагеря…»61
    Книга Карского была написана в 1944 г. Он пытался поставить мировое общественное мнение в известность о том, что происходит с европейскими евреями ещё в 1942 г.62 Ныне известно, что Карский не видел поездов, отходивших из Белжеца. Скорее всего, он наблюдал такие поезда во время пребывания в Избице Любельской. Его первоначальный доклад, сделанный в Лондоне в августе 1943 г., показывает, что он видел поезда, уходившие из города, по описанию соответствующего Избице. Он локализировал этот населённый пункт вне Белжеца. Поезда были на пути в Белжец. Однако при подготовке текста Карский спутал Избицу с Белжецом.63
    Вебер как видно этого не знал, когда писал свою статью, поскольку эта информация  стала известна в 1994 г. Но даже при беглом знакомстве с наблюдениями Карского заметно, что Вебер извращает их смысл. Глава, из которой цитировал Вебер, называется «Умереть в муках». В своей книге Карский описывает расположенный возле Белжеца городок. «По общему мнению, любой без исключения еврей, попавший туда, был обречён на смерть.» Он описывает задыхающихся в поезде людей, поскольку «вагоны были набиты до отказа человеческой плотью… страшно стонавшей и кричавшей». Стрельба охранников. «Люди в этих вагонах буквально умирают от жары…» Поезд направляется в такое место, где евреи будут удушены.64 Некоторые сведения Карского о том, что происходит с евреями в пункте назначения, были неверны. На самом деле их отравляли газом – одна из форм удушения. Но всё же, описания Карского никоим образом не поддерживают представление о Белжеце как о транзитном лагере. Он утверждал, что евреев везли на смерть.
    В повествовании Карского заметны переживания в связи с мыслью, что никто не поверит тому, что он сообщает об условиях транспортировки евреев. Рассказ его, однако, очень схож с рапортом одного из чинов полиции безопасности, датированном  14 сентября 1942 г. Рапорт озаглавлен «Переселение из Коломыи в Белжец», из чего ясно, что Белжец это конечный пункт назначения для евреев, а не «транзитный лагерь», как хотел бы убедить нас Вебер. В рапорте говорится, что 8200 евреев были погружены в пятьдесят вагонов, двери которых были затем забиты досками. Около 2000 евреев умерли от жары к моменту прибытия в Белжец. Охрана вела стрельбу для предотвращения побегов.65   И в этом случае, как уже было показано в главе 5, независимые немецкие документы подтверждает рассказ очевидца. Агентство Рейтер сообщало 9 июля 1998 г. о нахождении на территории Белжеца 33 массовых захоронений с останками 15 000 несожжённых трупов.
    Классический пример умолчания содержится в статье о Треблинке, написанной Вебером в соавторстве в 1992 г.  Как и в случае с Белжецом, он проводит идею о том, что Треблинка была транзитным лагерем. Одно из представленных им «доказательств», это то, что оставшиеся в Варшавском гетто родственники получали от депортированных письма.  Но источники, которые он цитирует, это историки Холокоста, писавшие о хорошо известной практике нацистов принуждать депортированных евреев писать почтовые открытки родным, чтобы закамуфлировать таким образом их истинную судьбу. В примечании Вебер сообщает нам, что «историки Холокоста считают, что поскольку никто из ''переселённых'' варшавских евреев не пережил Треблинки, эти письма и почтовые открытки были либо подделкой, либо писались по принуждению».66   Как видим, Вебер и сам не может объяснить отсутствие уцелевших.
    Но главная цель статьи о Треблинке это показать, что сделанные осенью 1944 г. с воздуха фотографии этой местности, найденные снова в 1989 г., несовместимы с представлением о лагере смерти. Вебер отмечает, что эти фотографии «ясно показывают, что по всему периметру лагеря к нему примыкают поля, на которых польские фермеры сеяли и выращивали хлеб».67  В своих рассуждениях Вебер абсолютно прав. Эти фотографии, несомненно, показывают местность, абсолютно непохожую на лагерь смерти. Тут есть только одна проблема. Треблинка была снесена немцами осенью 1943 г., за год до того, как были сделаны снимки. Представленная на снимках сельскохозяйственная территория полностью согласуется с многочисленными   сообщениями о постройке немцами фермы на месте бывшего лагеря смерти.68 Одило Глобочник, руководивший отправкой евреев в лагеря Белжец, Собибор и Треблинку, писал в меморандуме от 5 января 1944 г., что сооружения (то есть, указанные три лагеря) для проведения операции «Райнхард» «полностью снесены. Для присмотра [за местностью – Прим. редактора] на месте каждого лагеря созданы небольшие фермы, в которых размещены специалисты.».69  Таким образом, Вебер в своей с виду научной статье, с 65 ссылками на источники на английском, немецком и польском языках, опускает ключевой факт, обесценивающий её главный тезис. Только тот, кто знаком с хронологией Треблинки, поймёт, что приведённые фотографии не скажут нам почти ничего о лагере смерти. К тому времени, когда они были сделаны, немцы уже устранили большую часть свидетельств массовых убийств.70
    Французский отрицатель Роберт Фориссон также продемонстрировал свою способность замалчивать решающие факты в анализируемых событиях. Описывая восстание в Варшавском гетто в апреле 1943 г., он старается создать впечатление, что это было всего лишь немецкой полицейской акцией по очистке от враждебных евреев, взбунтовавшихся в гетто. Еврейские бойцы характеризуются как террористы. Гиммлер изображён как человек, просто пытающийся справиться с ситуацией бунта.71
    Проблема Фориссона в том, что он изображает это восстание в вакууме. Он начинает с момента восстания в апреле 1943 г. и кончает полным его подавлением и депортацией 56 000 евреев. Это позволяет ему обойти «секретный» меморандум Гиммлера от 16 февраля 1943 г., в котором требовалось разрушить гетто до основания и «стереть с лица земли обиталище 500 000 недочеловеков».71а  В статье Фориссона не упомянуто вовсе, что, во-первых, как сказано в главе 1, в Варшаве в июле 1942 г. было от 445 000 до 500 000 евреев; во-вторых, 310 000 евреев было отправлено в Треблинку до начала восстания; и в-третьих, где-то около 80 000-125 000 евреев уже умерли в гетто от лишений по вине немецких оккупантов.
    Но самым примечательным из умолчаний Фориссона было полное извращение причин, по которым Гиммлер намеревался очистить гетто. Ничего общего с соображениями безопасности это не имело. Как отмечено в главе 1, Гиммлер издал в июле 1942 г. общий приказ о «переселении» к 31 декабря 1942 г. всего еврейского населения польского Генерал-губернаторства.72 Операция в Варшавском  гетто началась в июле 1942 г. Рассказ Фориссона начинается девять месяцев спустя. Читатель статьи Фориссона никогда не узнает, что самое важное из предпринятого немцами в отношении Варшавского гетто было сделано ещё до восстания. Соображения Фориссона очевидны: упомяни он о том, что происходило до восстания – ему пришлось бы объяснять, что случилось с остальным населением в гетто, которого к началу восстания там уже не было. Неудивительно, что Фориссон благодарит Марка Вебера за помощь при подготовке статьи.

    ЛОЖНЫЕ ИСТОЛКОВАНИЯ

    Одна из проблем отрицателей, что часто они не могут понять – или, по крайней мере, делают вид, что не понимают – представляемую ими же информацию. Фридрих Берг, один из  «экспертов» отрицателей по газовым камерам, продемонстрировал это в своей статье Typhus and the Jews (Тиф и евреи). Главной идеей этой статьи было то, что немцам пришлось принять превентивные меры против вспышки тифа в Варшавском гетто. Таким образом он пытается оправдывать их действия.
    Проблема Берга состоит в игнорировании им своей собственной информации. Он приводит немецкие цифры времён II мировой войны, показывающие снижение заболеваемости тифом в той части Польши, которую немцы называли Генерал-губернаторством. Цифры относятся как к еврейскому, так и к нееврейскому населению в период с окончания I мировой войны, когда тиф был главной проблемой, и до 1938 г., когда он перестал быть проблемой. Данные эти, однако, говорят о резком подъёме заболеваемости в 1940 г. до 7900 случаев в Варшаве по сравнению с 700 случаями в 1938 г., за год до немецкого вторжения.
    Он не замечает того, что приведённые им немецкие данные показывают драматический взлёт заболеваемости, начавшийся после захвата немцами Польши в конце 1939 г. Как отмечено в главе 1, много евреев умерло от болезней и общих лишений вследствие политики германских оккупационных властей, в особенности из-за скучивания еврейского населения и отказа от снабжения его предметами гигиены.  Более того: в одной из немецких директив сказано, что евреи должны получать лишь половину нормального продовольственного пайка. Берг намеренно игнорирует тот факт, что эпидемия тифа прямо была связана с устроенным нацистами голодом.74

    Бергу следовало бы ознакомиться с данными по гетто Лодзи, опубликованными в 1971 г.  В 1941 г. в нём было отмечено 11 437 смертей; 22 – от тифа и 2134 – от голода.75

    С уверенностью можно сказать, что один из особенно интересных случаев ложной интерпретации мы находим у испанского отрицателя Энрике Айната (Aynat). В своей статье 1991 года он доказывает, что Аушвиц не был лагерем уничтожения для евреев, поскольку издание польского правительства в лондонском изгнании его как таковой не идентифицировало.76  Он замечает, что польское Сопротивление имело контакты с  Аушвицем и если бы там происходили массовые убийства, то об этом были бы сообщения в Polish Fortnightly Review (Польское двухнедельное обозрение), издававшемся правительством в изгнании. Айнат просмотрел все выпуски журнала за 1940-1945 гг. и нашёл, что вплоть до 1945 г. Аушвиц не выделялся как-то в качестве лагеря смерти.

    То, что Айнат обнаружил, является довольно интересным. Выпуск журнала за 1 июля 1942 г. сообщает о применении отравляющего газа в Аушвице против русских военнопленных. В сообщении также говорится: «По имеющимся оценкам, лагерь в Освенциме может вместить 15 тысяч заключённых. Но поскольку они массово умирают, в лагере всегда есть место для новых узников.». Освенцим – это польское название Аушвица, и этим именем пользуется журнал всякий раз при упоминании лагеря.

    Особенно показательна статья в номере от 1 октября 1943 г. В ней цитируются сообщения из Польши о том, «что транспортированные в лагерь Освенцим дети до 12-ти лет не принимаются лагерной администрацией, но убиваются на месте в специальных газовых камерах, сооружённых для этой цели». Очевидно, Айнат не думает, что сообщение об убийстве всех детей немедленно по прибытии это то же самое, что идентификация места их назначения как лагеря уничтожения. Точно также 15 ноября 1941 г. «Польское двухнедельное обозрение» сообщило, что заключённые Аушвица подразделяются на четыре группы, последнюю из которых составляли евреи.

    В статье говорится, что обращение с евреями было самым плохим «и из этой группы ни один не покидает лагеря живым».

    Айнат писал, что «Польское двухнедельное обозрение» определяло лагеря Белжец, Собибор и Треблинку как лагеря уничтожения. Он отметил, что в номере от 1 декабря 1942 г. говорится об отправке евреев в эти три лагеря, где «поезда были разгружены, обречённые раздеты догола и убиты, возможно, отравляющим газом или электрическим током». Лагерь в Хелмно также был упомянут как место, где евреев убивали газом. 15 июля 1942 г. журнал сообщал о «широкомасштабном уничтожении евреев» и цитировал предупреждение Польского национального совета о «планомерном уничтожении практически всего еврейского населения».

    Айнат следует методам, которые, как будет показано в следующей главе, используются и Дэвидом Ирвингом. Он готов «уступить» Белжец, Собибор и Треблинку в качестве лагерей уничтожения ради того, чтобы поставить под сомнение Аушвиц. Айнат, однако, упускает сообщить своим читателям, что за пять лет выхода «Польского двухнедельного обозрения» в нём вообще редко упоминалось об истреблении евреев. Большинство статей посвящалось политическим и военным темам. Нельзя сказать, чтобы польские издания того времени игнорировали истребление евреев. Был целый ряд публикаций польского Сопротивления и правительства в изгнании, в которых описывалось уничтожение евреев.77 И  Polish Fortnightly Review безусловно не игнорировал этой темы. Тем не менее, главной темою этих изданий было освобождение Польши от немецкой оккупации.

    Более того, аргументация Айната порочна в самих своих основаниях. Он, например, утверждает, что Армия Крайова, основная организация сопротивления в Польше, подчинявшаяся правительству в изгнании в Лондоне, была бы в курсе «любого массового уничтожения в Аушвице…».78   Однако в сентябре 1942 г. в публикации Армии Крайовой сообщалось о сооружении в Аушвице газовых камер и трёх крематориев, работавших круглосуточно.79  В этот период в Аушвице имелось три двухмуффельных печи. Было бы трудно интерпретировать эту статью как описывающую Аушвиц не в качестве лагеря уничтожения. В том же году Армия Крайова выпустила брошюру об Аушвице под названием «Лагерь смерти».80 В ноябре 1942 г. в докладе о положении в стране польское подполье сообщало об отправке в Аушвиц десятков тысяч людей, в основном евреев и советских военнопленных, «с единственной целью их немедленного уничтожения в газовых камерах».81
    Историк Холокоста Ричард Брейтмэн изучaл архивные данные о докладах разведки из Польши об Аушвице. Не вся информация точна. В военное время качество поступающей информации варьируется из-за трудностей её получения. Тем не менее, из этих докладов ясно видно, что польским властям было известно, что Аушвиц это  лагерь смерти для евреев. В частности, Брейтмэн приводит, во-первых, доклад Директората гражданского сопротивления в Польше от 23 марта 1943 г. о наличии нового крематория в Аушвице, устраняющего по 3000 трупов в день, большая часть которых была телами евреев82, во-вторых, доклад польской военной разведки от 18 мая 1943 г., направленный из Лондона в Вашингтон Комитету начальников штабов (Joint Chiefs of Staff). В нём сообщалось об уничтожении в Аушвице около 640 000 человек, из которых 520 000 были евреями. В крематориях сжигаллось по 3000 тел в день.83  В-третьих, доклад, полученный польским генеральным штабом в Лондоне в январе 1944 г. и переданный американцам в марте, о том, что к сентябрю 1942 г. в Аушвице было убито газом  468 000 евреев.84  Эта цифра, впрочем, была слишком высока для указанного периода. В-четвёртых, польское сообщение, полученное американским   генеральным консулом в Стамбуле, упоминающее «лагерь уничтожения в Аушвице».85 11 апреля 1943 г. Британская радиовещательная корпорация передала сообщение своей европейской службы на польском языке «о новых варварских мерах немцев по уничтожению евреев». В передаче говорилось о ликвидированных евреях. Другие евреи были отправлены «в концентрационный лагерь Освенцим, имеющий, как известно, специальные сооружения для массовых убийств – газовые камеры…».86  Эта информация могла поступить только от польского правительства в изгнании со штаб-квартирой в Лондоне. Это сообщение, как кажется, было подготовлено под влиянием отчёта, составленного одним польским подпольщиком, пробывшим в Аушвице 13 месяцев. Он писал о газациях евреев, «уничтожавшихся массово».87
    В марте 1944 г. американские газеты печатали сообщения польского правительства в изгнании о строительстве нацистами газовых камер и крематориев в «концентрационном лагере в Освенциме…», способных «устранить десять тысяч тел в день».88  Источником информации могла быть польская подпольная газета, сообщавшая неделею ранее об отравлении газом в Аушвице 850 000 евреев.89
    Артур Бутц прибегнул к аргументации, похожей на аргументы Айната. Он рассматрел брошюру Oswiecim, Camp of Death (Освенцим, лагерь смерти), опубликованную базировавшейся в Нью-Йорке организацией «Poland Fights». Бутц писал, что Аушвиц был охарактеризован только как лагерь смерти, а не как место уничтожения, подобно Белжецу, Собибору и Треблинке.90  Как и Айнат, он не разъясняет, почему эти три лагеря названы «лагерями уничтожения». Он, однако, игнорирует некоторые ключевые аспекты брошюры, чтобы иметь возможность прийти к своему «выводу». Брошюра, хотя и опубликована в феврале 1944 г., но освещает, по-видимому, лишь период до  июля 1942 г. Тем не менее, содержание брошюры вовсе не таково, каким его представляет Бутц. В ней утверждается, что, как установлено, к июлю 1942 г. в лагерь поступило 125 000 человек, из них 94 000 погибло. Далее упоминаются Треблинка и Белжец, охарактеризованные позже как лагеря смерти, как «ад, подобный освенцимскому». Затем в брошюре говорится о смерти от ядовитого газа в подземных камерах   Освенцима, из которых «никто не вышел живым из тьмы».91  Любой разумный читатель этой брошюры должен придти к очевидному выводу, что он читает о лагере уничтожения.

    ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ 7

    Используемые в примечаниях сокращения
    AA Auschwitz Archives From Moscow
    AM Mauthausen Archiv der Gedenkstatte Konzentrationslager
    APMO Archiwum Panstwowego Muzeum w Oswiecimiu. Archives of the Auschwitz > State Muzeum
    AJYB

    American Jewish Yearbook

    BA doc Bundesarchiv document. File NS 4 Ma/54
    IMT  International Military Tribunal, Trials of Major War Criminals, 42 Volumes. Popularly known as the Blue series
    JHR Journal of Historical Review
    NCA

    Office of the United States Counsel for Prosecution of Nazi Criminality, Nazi Conspiracy and Aggression ( Washington , 1946) 10 Volumes. Popularly known as the

    Red Series

    Nizkor Internet Service of Nizkor.Org/, an organization which monitors Holocaust denial on the internet
    NMT Nuriberg Military Tribunal, Trials of War Criminals ( Washington , 1947) 15 Volumes. Popularly known as the Green Series
    THHP http://www.holocaust-history.org   Website of the Holocaust History Project
    YVS Yad Vashi Studies

    1. Deborah Lipstadt. Denying the Holocaust: The Growing Assault on Truth and Miory (NY, 1993), с .137-156.

    2. Paul Rassinier. The Real Eichmann Trial (Silver Springs, 1979), с .115. В недавно опубликованной биографии Рассинье Надин Фреско (Nadine Fresco, см . прим . 4 к введению в настоящей работе) говорится, что он приписывал евреям вину за свои нереализованные политические амбиции в послевоенное время.

    3. Paul Rassinier. Debunking the Genocidiyth (Torrance, 1978), с .224.

    4. Walter Sanning. The Dissolution of Eastern European Jewry (Torrance, 1983), с .53-58.

    5. Arthur Butz. The Hoax of the Twentieth Century (Los Angeles, 1978), с .130.

    6. Wilhelm Staeglich. Auschwitz: A Judge Looks at the Evidence (Torrance, 1986), с .59.

    7. Там же, с.119, 120.

    8. Там же, с.112.

    9. Общий обзор деятельности Эппа см. в кн.: Lipstadt, Denying the Holocaust, с.85-102

    10. Austin J. App. The Six Million Swindle (Tacoma Park, 1973), с .1, 2, 3, 10, 12, 13, 14. Отрывки из Mein Kampf приводятся в кн .: Lucy Dawidowicz. A Holocaust Reader (West Orange, 1976), с .31.

    11. См .: Norman Cohn. Warrant for Genocide: Thiyth of the Jewish World-Conspiracy and the Protocols of the Elders of Zion (NY, 1967).

    12. Дальше речь идёт об изданиях, рекламировавшихся в каталоге Noontide Press за 1997 г. . См . также : Werner Cohn. Partners in Hate: Noam Chomsky and the Holocaust Deniers (Cambridge, 1985), с .77.

    13. Насколько мне удалось выяснить, Еврейский отдел Нью-Йоркской публичной библиотеки – единственное книгохранилище, располагающее всеми номерами, начиная с 1980 г. Очень немногие библиотеки располагают этим журналом. В Принстонском университете имеются номера с 1983 г.

    14. Austin App, "The "Holocaust" Put in Perspective", 1 JHR No. 1 (Весна 1980 г .), с .50.

    15. Lewis Brandon, "A Note From the Editor", 1 JHR No. 2 (Лето 1980 г .), с .101.

    16. 5 JHR (1984), с .446-450.

    17. Austin J. App. The Curse of Anti-Anti Siitism (West Virginia, 1976), с .23, 63.

    18. Leon Degrelle. "How Hitler Consolidated Power", 12 JHR No. 3 (Осень 1992 г .), с .307, 313, 364, 368.

    19. Leon Degrelle. "The Enigma of Hitler", 14 JHR No. 3 (Май /Июнь 1994 г .), с .25.

    20. Leon Degrelle. "Epic: The Story of the Waffen SS", 3 JHR No. 3 (Зима 1982 г .), с .441, 446, 452.

    21. Robert J. Chapman. "A Challenge to Thought Control: The Historiography of Leon Degrelle", 6 JHR No. 2 (Лето 1985 г .), с .223, 225-227.

    22. Florence S. Rost von Tonningen. "For Holland and for Europe", 9 JHR No. 4 (Зима  1989/1990 гг .), с .430, 433.

    23. Karl Otto Braun. "Reflections on German and American Foreign Policy, 1933-1945", 6 JHR No. 1 (Весна 1985 г .), с .47, 56.

    24. Anthony Read, David Fisher. Kristallnacht (NY, 1989), с .68-69.

    25. David Irving. Goebbels: Mastermind of the Third Reich (London, 1996), с .275-276.

    26. Ingrid Weckert. "Crystal Night" 1938: The Great Anti-German Spectacle", 6 JHR No. 2 (Лето 1985 г .), с .186, 188, 189, 190, 198, 199, 202.

    27. Mark Weber. "Goebbels' Place in History", 15 JHR No. 1 (Январь /Февраль 1995 г .),  с .21. Источник , который цитирует Вебер в обоснование этого суждения : Helmut Heiber. Goebbels (Berlin, 1962), с .254, не распространяет свою оценку на верность Гёббельса истине вообще. Речь скорее идёт о предыдущих военных победах Германии во времена, когда Гёббельс мог себе позволить быть правдивым в отношении именно этой темы. Но Хайбер только об этих ранних победах и говорит. См. также рассуждение на с. 168 английского издания настоящей работы о гёббельсовских подлогах.

    28. Robert Faurisson. "The Gas Chambers: Truth or Lie", 2 JHR No.4 (Зима 1981 г .), с .337, 338.

    29. Brian Chalmers. "The Jewish Question in 15th and 16th Century Spain", 16 JHR No. 1 (Январь /Февраль 1996 г .), с .3.

    30. Robert Williams. "The End of the Romanoffs: Nicholas, Alexandra and Their Children", 10 JHR No. 1 (Весна 1990 г .), с .151. О советском антисионизме см . в кн .: William Korey. Russians, Anti-Siitism, Pamyat, and the Dionology of Zionism (Jerusali, 1995), с .1-59.

    31. Williams, там же , с .116.

    32. Charles E. Weber. "Cui Bono? An American Veteran's Views on Non-Jewish Toleration and Propagation of the Extermination Thesis", 3 JHR No. 2 (Лето 1982 г .), с .112. Источником Вебера для этого вывода является злобно-антисемитское произведение: Louis Marschalko. The World Conquerors .

    33. Mark Weber. "The Jewish Role in the Bolshevik Revolution and Russia's Early Regime",  14 JHR No. 1 (Январь /Февраль 1994 г .), с .4-14.

    34. Richard Pipes. Russia Under the Bolshevik Regime (NY, 1993), с .102-104, 112-114.

    35. Документы см. в кн.: Richard Pipes, ред. The Unknown Lenin (Yale, 1996), с .116-117, 128-129; см . также : Orlando Figes. A People's Tragedy: A History of the Russian Revolution (NY, 1997), с .749-750 об угнетении евреев большевиками .

    36. Hugo Valentin. Anti-Siitism (NY, 1936), с. 257, 260.

    37. Текст декларации 1932 года Центрального объединения германских граждан иудейского вероисповедания см. в: Raul Hilberg. Documents of Destruction (NY, 1971), с .9.

    38. Salo Baron. The Russian Jews Under Tsars and Soviets (NY, 1976), с .169, 170.

    39. Oliver Radkey. Russia Goes to the Polls: The Election to the All-Russian Constituent Assibly, 1917 (Cornell, 1990), с .18, 19 о голосовании по России в целом и с .152-153 о голосовании евреев . См . также : Baron, там же , с .178; Pipes, Russia Under the Bolshevik Regime, с .113;  Figes, A People's Tragedy, с .82 n.

    40. Текст писем см . в кн .: Anthony Sutton, Wall Street and the Bolshevik Revolution (NY, 1974), с .194-196.

    41. Dmitri Volkogonov. Lenin ( NY, 1994), с.8.

    42. Опубликованы в английском переводе в кн.: Z. A. B. Zian. Germany and the Revolution in Russia (NY, 1958).

    43. Volkogonov, Lenin , с .111.

    44. Hilberg, Documents of Destruction, с .9.

    45. Michael Pearson. The Sealed Train (NY, 1975), с .60.

    46. Ivor Benson. "Russia 1917-1918: A Key to the Riddle of an Age of Conflict", 10 JHR No. 3 (Осень 1990 г .), с .327.

    47. Richard Pipes. The Russian Revolution (NY, 1990), с .382; см . также : Pearson, The Sealed Train, с .114.

    48. Volkogonov, Lenin, с .110.

    49. Там же , с .122-123.

    50. Pipes, Russian Revolution, с .411.

    51. Volkogonov, Lenin, с .110-111.

    52. Zian, Germany and the Revolution in Russia, с .94.

    53. См. в кн.: Stephen Koch. Double Lives: Spies and Writers in the Secret Soviet War of Ideas Against the West (NY, 1994), с .53-74, 109-125.

    54. См.: Mikhail Heller, Alexandr M. Nekrich. Utopia in Power ( NY, 1986), с.353-355. (Михаил Геллер, А.М.Некрич. Утопия у власти.)

    55. Butz, Hoax of the Twentieth Century, с .112.

    56. Walter Sanning. Dissolution of Eastern European Jewry (Torrance, 1983), с .11.

    57. Wilhelm Staeglich. "Historians Wrangle Over the Destruction of European Jewry", 7 JHR No. 2 (Лето 1986 г .), с .240.

    58. Mark Weber. "My Role in the Zundel Trial", 9 JHR No. 4 (Зима 1989/1990 гг .), с .398-403.

    59. Yitzhak Arad, Shmuel Krakowski, Shmuel Spector, ред . The Einsatzgruppen Reports (NY, 1989), с .46. Вебер безусловно понимал, что поскольку ко времени суда над Цюнделем в 1988 г. большая часть этих материалов не была опубликована по-английски, то они были малодоступны.

    60. Там же , с .131-132.

    61. Mark Weber. "An Open Letter to the Rev. Mark Hebener", 8 JHR No.2 (Лето 1987 г .), с .176.

    62. E. Thomas Wood, Stanislaw M. Jankowski. Karski: How Onian Tried to Stop the Holocaust (NY, 1994), с .135-180.

    63. Там же , с .128-129. См . также : David Silberklang. "The Allies and the Holocaust: A Reappraisal", 24 YVS (1994), с .148 fn. 2.

    64. Jan Karski. The Story of a Secret State (Boston, 1944), с .339, 349, 350.

    65. Текст см в: Ernst Klee, Willi Dressen, Volker Riess. The Good Old Days (NY, 1991), с .232-235.

    66. Mark Weber, Andrew Allen. "Treblinka", 12 JHR No.2 (Лето 1992 г.), с.156, примечание 47. Ключевой источник: Yisrael Gutman. The Jews of Warsaw, 1939-1943 ( Bloomington, 1982), с.219-221.

    67. Weber, Allen, там же, с. 134.

    68. Raul Hilberg. Destruction of the European Jews (NY, 1983), т .3, с .979;  Yitzhak Arad. Belzec, Sobibor, Treblinka: The Operation Reinhard Death Camps (Bloomington, 1987), с .373;  Gitta Sereny. Into That Darkness (NY,1983), с .249;  Jа nusz Gumkowski. Poland Under Nazi Occupation (Warsaw, 1961), с .75;  German Crimes in Poland (NY, 1982). Т .1, с .103-104;  Alexander Donat, ред . The Death Camp Treblinka (NY, 1979), с .265.

    69. NO-057 в: NMT, т .5, с .717.

    70. Weber, Allen, "Treblinka", с.143. Они полагали, что сотни или даже тысячи человек были убиты, но обнаруженного пепла от сожжённых тел было недостаточно, чтобы утверждать, что в Треблинке было убито 750 000 человек. Но в действительности у немцев было более чем достаточно времени для рассеивания пепла кремированных тел. Треблинка действовала 13 месяцев. Более того, меморандум Глобочника, отмеченный выше в сноске 69, указывает, что немцы явно пытались замести следы в течение ряда месяцев после расформирования лагеря. Ключевой факт, признаваемый Вебером и Алленом, это то, что пепел кремированных тел был обнаружен.

    71. Robert Faurisson. "The Warsaw Ghetto 'Uprising': Jewish Insurrection or German Police Operation", 14 JHR No. 2 (Март /Апрель 1994 г .), с .2-5.

    71a. Текст NO-2494 см. в кн.: Michael Berenbaum. Witness to the Holocaust ( NY, 1997), с.236.

    72. Teкст см. в кн.: Yitzhak Arad, Yisrael Gutman, Abraham Margaliot, ред. Documents on the Holocaust (Jerusali, 1981), с .275-276.

    73. Friedrich Berg. "Typhus and the Jews", 8 JHR No. 4 (Зима 1988/1989 гг .), с .476.

    74. Германские директивы по снабжению продовольствием см. в PS 1189 в: NCA, т. 3, с.833. О связи голода с тифом см. в кн.: Christopher Browning. The Path to Genocide ( Cambridge, 1992), с.156. На с.145 Броунинг приводит следующую директиву немецких органов здравоохранения, датированную 1939 г.: «Нам безразличны  гигиенические проблемы [hygienic fate] евреев. К тому же, главным принципом в отношении евреев является: препятствовать их размножению любым способом.».

    75. Hilberg, Documents of Destruction, с .41.

    76. Enrique Aynat. "Auschwitz and the Exile Government of Poland", 11 JHR No. 3 (Осень  1991 г .), с .281-319. Артур Бутц выдвигал аналогичные аргументы на конференции отрицателей в 1982 г. У него, возможно, и позаимствовал Айнат свою идею: Hoax of the Twentieth Century, (10-е изд., 1997), с.349-350.

    77. Несколько важных статей упомянуто в кн.: Arad, Belzec, Sobibor, Treblinka, с.349-359. См . также : David Engel. In the Shadow of Auschwitz (Chapel Hill, 1987), с .199-200. О попытках польского сопротивления предать гласности факт уничтожения евреев см. также в кн.: Richard Lukas. The Forgotten Holocaust (NY, 1996), с .152-181;  ''Jan Blonski.  Polish Catholics and Catholic Poles: The Gospel, National Interest, Civic Solidarity, and the Destruction of the Warsaw Ghetto'',  25 YVS (1996), особо с .182;  Dariusz Stola, "Early News of the Holocaust From Poland", 11 Holocaust and Genocide Studies No. 1 {Весна  1997 г .), с .1-27.

    78. Aynat, "Auschwitz and the Exile Government of Poland", с .292.

    79. Information Bulletin, 8 сентября 1942 г., цит. в: Walter Laqueur. The Terrible Secret (Boston, 1980), с.111. Айнат несколько раз цитирует книгу Лакёра, но ни разу не упоминает эту статью.

    80. Там же, с.111.

    81. Цит . в : Engel, In the Shadow of Auschwitz, с .201.

    82. Richard Breitman. "Allied Knowledge of Auschwitz - Birkenau in 1943-1944", в кн .: Verne W. Newton, ред . FDR and the Holocaust (NY, 1996), с .177;  David Engel. Facing a Holocaust: The Polish Government in Exile and the Jews, 1943-1945 (Chapel Hill, 1990), с .231, сноска 122

    83. Richard Breitman. "Auschwitz and the Archives", в : Michael Marrus, ред . The Nazi Holocaust (Westport, 1989), часть 8, т .1, с .85. Статистика эта сильно искажена в статье, приведённой в примечании 82.

    84. Там же, с.86.

    85. Там же, с.85. Брейтмэн теперь представил всю эту информацию в своей кн.: Official Secrets ( NY, 1998), с.110-121; см. также: Henryk Swiebocki. "Disclosure and Denunciations of SS Crimes". – В кн .: Franciszek Piper, Teresa Swiebocka, ред . Auschwitz: Nazi Death Camp ( Oswiecim,1996), с.249-266

    86. Jeriy D. Harris. "Broadcasting thiassacres: An Analysis of the BBC's Contiporary Coverage of the Holocaust", 25 YVS (1996), с .75.

    87. Сообщение из Лондона 18 апреля 1943 г. приводится в кн.: Martin Gilbert. Auschwitz and the Allies (London, 1981), с .130.

    88. Washington Post и New York Herald Tribune, 22 марта 1944 г., цитировано в кн.: Deborah Lipstadt. Beyond Belief: The American Press and the Coming of the Holocaust (NY, 1986), с .233.

    89. Сообщение от 15 марта 1944 г. приводится в кн.: Gilbert, Auschwitz and the Allies, с.179-180.

    90. Butz, Hoax of the Twentieth Century (10-е изд .), с .386.

    91. Poland Fights. Oswiecim, Camp of Death (NY, 1944), с . 9, 33. См. с.45, 46,  где Белжец, Собибор и Треблинка названы лагерями уничтожения. В ссылке на «подземные камеры» речь идёт о газациях, происходивших в блоке 11 в 1941 г., о чём говорилось в главе 6 в разделе о Хёссе. Также могут подразумеваться и подземные газовые камеры, вступившие в действие в 1943 г., о чём сказано ниже, в главе 9.

    евреев   примером   Холокоста"   Бутца   отрицателей   время   Число   образом   человек   была   Сэннинга   Аушвиц   камеры   Следует   войны   этих   депортированных   Отрицатели   вопрос   Германии   евреями   книги   ЧАСТЬ   свидетельства   депортации   газации   автора