| евреев | примером | Холокоста" | Бутца | отрицателей | время | Число | образом |
  • Sitemap
  • Contact
  • Джон Циммерман "Отрицание Холокоста"
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. Предисловие автора
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. ГЛАВА 8
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста.
  • ГЛАВА 10
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста.
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста.
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста.
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. Введение.
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. Глава 1. Численность евреев в Польше
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. Глава 2. Численность евреев в Советском Союзе
  • ГЛАВА 3
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. Мемуарные свидетельства об Аушвице
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 5

    Свидетельства жертв

    Один из самых вздорных аспектов отрицания Холокоста – это отрицание свидетельских показаний. Такие показания зачастую весьма уязвимы для критики, поскольку свидетели могут ошибаться в отношении некоторых деталей тех событий, которым они были свидетелями. Каждый, знакомый с обстоятельствами убийства Джона Ф. Кеннеди, хорошо понимает проблемы, связанные со свидетельскими показаниями. 178 свидетелей дали показания перед комиссией Уоррена о том, что они видели и слышали на месте убийства 22 ноября 1963 г.  49 человек слышали выстрелы из здания книжного склада, 21 – с ныне хорошо известного Травяного холма, 30 слышали выстрелы из других мест, а 78 не знали откуда раздались выстрелы. Только четверо свидетелей слышали выстрелы более чем с одного направления.1
    Применив технологию отрицателей Холокоста к убийству Кеннеди, можно утверждать, что поскольку существует так много расхождений по поводу места, откуда стреляли, то президент Кеннеди, в действительности, вовсе и не был убит. Важно иметь в виду, что, ошибаясь по поводу отдельных деталей события, свидетели часто правы в том, что событие действительно произошло. Итак, даже и при наличии противоречивых мнений среди свидетелей по вопросу о направлении, с которого раздались выстрелы, никто не будет всерьёз утверждать, что они не видели как был убит Кеннеди.
    Вероятно, самой лучшей иллюстрацией на этот раз мог бы послужить Уолтер Сэннинг. Как мы помним по главе 1, Сэннинг процитировал трёх свидетелей, каждый из которых утверждал, что видел как Советы депортировали из Польши миллион евреев.

    Однако, поскольку эти свидетели наблюдали депортации в различные периоды времени, то все вместе они свидетельствовали о депортации трёх миллионов евреев, что было бы физически невозможно. Как отмечено в главе 1, общее число депортированных евреев было между 300 000 и 400 000. Лгали ли эти свидетели? Нет. Все были были правы в отношении главного пункта их свидетельств. Они были неправы лишь в оценке масштабов увиденного. Но, применив аргументацию отрицателей Холокоста, в этом случае можно было бы утверждать, что никаких депортаций и не было. Это надо иметь в виду при изучении показаний свидетелей Холокоста.

    О Холокосте имеется множество как надёжных, так и ненадёжных свидетельств. Лгут ли некоторые люди при этом? Да. Преувеличивают ли некоторые? Да. Историки Холокоста этой возможности не игнорируют. Покойная исследовательница Холокоста Люси Давидович писала:
    «В библиотеках и архивах мира хранится много тысяч устных историй уцелевших, рассказывающих о пережитом ими. Их качество и возможность использования варьируются в зависимости от памяти информанта, восприятия им событий, их понимания и, конечно, точности передачи… Чем больше прошло времени [между событием и свидетельством], тем меньше шансов, что воспоминания информанта сохранятся во всей свежести. Исследованные мною записи свидетелей полны ошибок в датах, именах участников и географических названиях; встречается также явное непонимание самих событий. Для неопытного исследователя от некоторых сообщений может быть больше вреда, чем пользы.»2

    Отрицатель Холокоста Макс Вебер цитирует в искажённом виде высказывание директора израильского архива Холокоста, где хранятся свидетельства уцелевших, о том, что больше половины из 20 000 свидетельств ненадёжны.3 Вебер, однако, не в состоянии сделать необходимый вывод из искажённой им цитаты: что хотя многие тысячи свидетельств и ненадёжны, но имеется и много тысяч надёжных. Более того, Вебер скрыл, что директор архива Шмуэль Краковски возмущённо отрицал, что делал подобное заявление. Он писал: «Я сказал, что имеются отдельные – к счастью, очень немногочисленные – неточные свидетельства».4

    При изучении показаний очевидцев, необходимо выяснять, не объединены ли противоречивые свидетельства какой-то общей темой. Отрицатели этого никогда не делают. Они просто заключают, что противоречия доказывают, что данного события не происходило. Один из самых ярких примеров тому – разбор в журнале отрицателей двух разных рассказов уцелевших о газовых камерах и крематориях. Разбиравший отмечал противоречия между тем, что сказано в сообщении Врбы-Вецлера (Vrba-Wetzler), о котором речь пойдёт ниже, и рассказом рабочего зондеркоманды, кремировавшего тела отравленных газом жертв.

    Критик отмечал, что в то время, как в одном свидетельстве говорится о четырёх крематориях с 46 кремационными камерами, готовых к февралю 1943 г., – в другом утверждается, что они были готовы к июлю 1943 г. В одном говорится, что несколько человек засыпали в камеру таблетки отравляющего газа Циклон Б, применявшегося для убийства евреев и других жертв, а в другом – что таблетки засыпали двое. В одном рассказе говорится, что для убийства людей газом требовалось три минуты, а другой – что десять. Различия были также в числе камер для кремации тел и времени, которое требовалось для их сжигания.5

    Любой прокурор или судья, рассматривая эти свидетельства, увидит связующую эти два рассказа нить, при всём их различии в деталях. Ведь именно о такого рода событиях обычно имеется более всего противоречивых свидетельств. Свидетельства о числе людей, которых можно было загнать в газовую камеру Крематория I, называют цифры в 600, 700, 900 и 1000 человек.6 Имеются также большие расхождения в свидетельствах о том, сколько тел могло быть кремировано за 24 часа. В зависимости от источника, число может варьироваться от 3000 до 25 000. Эта последняя цифра явно неправдоподобна. Но разве это значит, что никто не был кремирован? Каждый,   кто придёт в театр и попытается оценить число имеющихся в нём мест, поймёт возникающие при этом трудности.
    Как, в таком случае, нам следует оценивать свидетельства очевидцев? Один, уже упомянутый метод – исследовать общее в свидетельских показаниях. Подкрепляют ли рассказы друг друга в главном – даже и при расхождениях в отдельных пунктах? Особенно важен контекст, в котором было дано свидетельство. Отрицатели ссылаются на пример с обилием ложных свидетельств о ведьмах и НЛО. Однако, в то время, как существование ведьм и НЛО никогда не было доказано, нам известно, что нацисты и концлагеря реально существовали.  Мы также знаем из заявлений нацистских вождей об их намерении уничтожить европейских евреев. Приводимые в главе 2 документальные свидетельства – цитаты из отчётов айнзацгрупп, полиции безопасности и германской армии, лучше всего удостоверяют тогдашние намерения нацистов.
    Другой способ оценить свидетельские показания жертв это выяснить, подтверждаются ли они в основных своих деталях преступниками? Отрицают ли те свои преступления? Или же они отрицают лишь свою личную ответственность и признают сам факт преступления? Этот аспект будет рассмотрен в следующей главе. Итак – с учётом общей массы заявлений германских лидеров, документов, фиксирующих убийства, физического исчезновения евреев по всей Европе и послевоенных признаний исполнителей преступлений – спрашивается: делает ли это свидетельства жертв более или менее заслуживающими доверия?

    Другой надёжный метод это попытаться выяснить, не существует ли какого-нибудь документального или вещественного доказательства, делающего свидетельство конкретного человека достойным доверия? К примеру – Веслав Келар, бывший узником Аушвица более четырёх лет, пишет в своих воспоминаниях, что он, лишь после более чем трёхлетнего пребывания в лагере, увидел собственными глазами как ведут людей в газовую камеру. Он пишет, что ему удалось увидеть это из укрытия, так что его самого при этом нельзя было заметить.7 Можно ли верить Келару? Как мы помним из главы 4, он писал, что фальсифицировал свидетельства о смерти, указывая на «сердечную недостаточность» в тех случаях, когда речь шла о заключённых, которые были убиты. Через семнадцать лет после публикации воспоминаний Келара, московские архивы, где были обнаружены эти свидетельства о смерти, документально подтвердили его слова.  Таким образом мы убеждаемся в том, что Келар является надёжным источником информации. Более того, Келар не утверждает, что был постоянным свидетелем газаций. Он видел это, вероятно, лишь один раз. Только член зондеркоманды – заключённый, перетаскивавший  тела из газовых камер к печам крематория, –  мог бы наблюдать это постоянно.

    Упомянутая в предыдущей главе Элла Лингенс-Райнер, немка-врач, писала, что она, находясь в Аушвице, отрицала слухи о газовых камерах как «отвратительные сказки». Но однажды ей пришлось наблюдать едущие один за другим грузовики, «загруженные до предела людьми и исчезающие в направлении крематория». И через 15 минут увидела поднимающийся из трубы дым. Она пишет, что тогда она поняла, что это было правдой.8  Достойна ли доверия Лингенс-Райнер? Как мы помним из предыдущей главы, она также писала, что врачебные списки с указанием причин смерти убитых заключённых фальсифицировались, что причиной смерти в них указывался «грипп». Это подтвердилось через 40 лет при обнаружении этих списков. Лингенс-Райнер, однако, никогда не утверждала, что была свидетелем газации. Но при виде исчезающих в направлении крематория грузовиков она сделала единственно возможный вывод.
    В большинстве освенцимских мемуаров говорится о так называемых селекциях. Практиковалось два вида селекций. В одном случае заключённые отбирались для уничтожения по прибытии в лагерь. Об этих селекциях упоминается в литературе как о «селекциях на рампе» – на платформе, на которой разгружались поезда. Об этом говорилось в главе 4 в связи с Нидерландами и дневником Кремера. Второй вид селекций производился в лагере, среди зарегистрированных заключённых. Многие селектировались на смерть, потому что были больны. Именно этот второй вид селекций был хорошо знаком многим заключённым. Келар писал, что для того, чтобы покончить с эпидемией тифа, лагерная комендатура послала за один единственный день в газовую камеру несколько тысяч инфицированных женщин.9  Лингенс-Райнер описывает аналогичный случай, когда однажды доктор Менгеле отправил 1500 самых тяжёлых тифозных больных в газовые камеры. Она также отмечает, что с конца августа 1943 г. и до февраля 1944 г. каждые четыре недели для газовых камер отбиралось по 500-800 женщин.10  Она    показала это на аушвицском процессе в Германии в 1964 г.11  Подобное же свидетельство было дано Людвигом Ворлом (Ludwig Worl),  заключённым-немцем, описавшим селекцию больных заключенных и детей для газации. Дети до этого находились на его попечении.12
    Артур Бутц оспаривает вышеописанное представление о селекциях. Он критикует доктора Эли Коэна (Elie Cohen), узника Аушвица, за его описание этих селекций, как связанных с газацией. Он отмечает, что «Коэн не сообщает, что ему вообще приходилось видеть газовые камеры». Бутц считает, что заключённые, о которых говорил Коэн, отправлялись из главного лагеря, Аушвиц I,  в Биркенау – Аушвиц II [они и на самом деле отправлялись, по большей части, в Биркенау, ибо четыре новых крематория с их газовыми камерами находились именно в Биркенау – Прим. переводчика]. Он также утверждает, что госпиталь в Аушвице I «показывает серьёзную озабоченность со стороны немцев здоровьем заключённых, в том числе и евреев, ставших жертвами болезней».13  Бутц мог бы, однако, сделать выводы из факта, которого он и не отрицает, – что семья Коэна тоже была привезена в Аушвиц и что «он её больше не видел».14
    Попытка Бутца переместить больных заключённых из Аушвица I в Биркенау (Аушвиц II) проходит по части выдачи желаемого за действительное. Во-первых, Лингенс-Райнер была врачом в Биркенау, но она также отмечала исчезновение заключённых после селекции для газовых камер. Куда они, по мнению Бутца, девались после того, как покидали Биркенау?
    Врачи в Аушвице, в силу своего положения, были особенно осведомлёны о селекциях. Люси Адельсбергер была врачом в Биркенау. Она писала, что больных часто отсортировывали, чтобы убить.15 Доктор Луис Михельс работал в госпитале и писал в своих воспоминаниях о селекциях.16  О них писал также Беньямин Якобс, зубной врач в Аушвице.17  Ещё один заключённый, доктор Марко Нахон, писал о селекциях, проводившихся Йозефом Менгеле.18  Доктор Гизелла Перл писала о селекциях до и после регистрации и о роли в них Менгеле.19 Доктор Миклош Ньисли, заключённый-еврей, работал с Менгеле и лично наблюдал его методы.20
    Процесс селекции хорошо был известен заключённым и описывается почти во всех  мемуарах об Аушвице. Петро Мирчук, упомянутый в главе 4 заключённый-украинец, писал об обоих типах селекций – до и после регистрации.  По-видимому, Мирчук ни разу не наблюдал лично газации. Он пишет, что много слышал о газациях от тех, кто работал в зондеркоманде. Мирчук знал о венгерских транспортах. Он пишет, что венгерские евреи не оказывали сопротивления при уничтожении. Подобных наблюдений у еврейских авторов обычно не встречается. Конечно, Мирчук уязвим для критики, потому что он пишет о гибели в Аушвице 4,5 миллиона человек. Но подобные числа  повсеместны в литературе, поскольку до недавнего времени никто и не знал точных цифр. Он также пишет, что был заключённым в Аушвице с 1941 г. до мая 1945 г.21 В действительности, лагерь Аушвиц был закрыт в январе 1945 г. Его, однако, вероятно отправили из Аушвица в другой лагерь, как это было с другими уцелевшими узниками накануне капитуляции Германии в мае 1945 г.

    Аналогичные сообщения о процессе селекции можно найти у Северины Шмаглевской22  из России, у Эррикус Селвильяс23 из Греции, Пелагеи Левинской,24 Изабеллы Ляйтнер,25  Карла Розенберга,26  Ольги Лендьел27 и Миры Киммельман.28 Маргарета Глас-Ларссон упоминает немецкого лагерного врача Вернера Роде (Rohde) как принимавшего участие в селекциях.29  Следует также отметить, что во всех аушвицских мемуарах говорится, что заключённые были постоянно голодны. Лагерная администрация, как нам известно, такой проблемы не знала. Доктор Кремер, о котором говорилось в главе 4, часто упоминал о том, как хорошо он питался в лагере.30 Похоже, что он не замечал или игнорировал голодающих заключённых.  

    У всех этих мемуаров есть общая черта. Во всех говорится об исчезновении солагерников. Бутц не может объяснить, что же случилось с теми, кто исчез. Более того, и лагерные свидетельства о смерти тысяч заключённых от самых невероятных причин, о которых говорилось в главе 4, подтверждают документально показания свидетелей.
    Отрицатель Вильгельм Штаглих подверг сомнению некоторые из свидетельств заключённых военного времени. Одной из атакованных им свидетельниц была мадам Вайян-Кутюрье (Vaillant-Couturier), член Французского учредительного собрания в период дачи ею свидетельских показаний о пережитом ею в Аушвице на процессах над военными преступниками в 1946 г. Она говорила о селекции больных заключённых для газовой камеры.31  Она также говорила о газациях в здании из красного кирпича во время венгерской акции в середине 1944 г.32  По профессии она была журналисткой, по поводу чего Штаглих заявил, что «фантазия, преувеличение и лживость характерны для этой профессии более, чем для любой другой…» и что эта нечестность характерна для её показаний.33   В частности, он усомнился в её правдивости, потому что другие свидетели показывали, что газации производились в камерах внутри зданий крематориев.34  В действительности же, сохранившиеся снимки крематориев, сделанные перед их разрушением, показывают, что это были кирпичные строения.35

    Вайян-Кутюрье свидетельствовала также об использовании газолина при сжигании трупов в ямах, так как крематории не способны были справиться с кремацией такого большого количества тел.36 Об использовании ям для сжигания было несколько свидетельств.37  Как будет показано в главе 10, имеется много фотодокументов, подтверждающих использование земляных ям для кремационных целей в Аушвице (см. также Приложение IV). Штаглих, однако, счёл это свидетельство неправдоподобным, поскольку, по его мнению, Германия не могла позволить себе в 1944 г. «тратить газолин на сжигание трупов».38  Штаглих, однако, не счёл нужным объяснить, как могла себе позволить Германия находить с мая по июль 1944 г. необходимый транспорт для депортации 437 000 евреев из Венгрии – проигрывая войну и отчаянно нуждаясь в транспорте для военных целей [на этот период приходятся высадка союзников в Нормандии и полный разгром группы армий «Центр» в ходе операции «Багратион» – Прим. переводчика]. Более того, как было отмечено в главе 2, немцы были часто готовы действовать прямо в ущерб собственным военным усилиям, отправляя ценную рабочую силу в лице евреев в лагеря смерти. Трата газолина по сравнению с этим совсем небольшая жертва.

    Вайян-Кутюрье свидетельствовала также о газовых камерах, замаскированных под бани, и о золотых зубах, извлекавшихся изо ртов отравленных газом жертв.39  Как будет показано дальше, многие другие свидетели давали аналогичные показания.

    Вайян-Кутюрье была особенно убедительной свидетельницей. Однако, как и многие другие свидетели, она тоже допускала ошибки при описании крематориев. Она утверждала, что в Аушвице, начиная с 1944 г., имелось восемь крематориев.40   Она не объяснила, что она подразумевала под словом крематорий. Имела ли она в виду восемь печей? Или здания, в которых стояли печи? У многих свидетелей были проблемы в этой сфере, так как они действительно ни разу не были ни в одном крематории. В действительности, в Аушвиц I и Биркенау было всего пять крематориев с 52 кремационными камерами. Комплекс Аушвиц I, имевший 6 камер, прекратил функционировать в июле 1943 г. Таким образом, в 1944 г. для устранения трупов использовались 46 печей, из которых восемь не работали (см. главу 10), в четырёх крематориях, плюс кремационные рвы.41

    СВИДЕТЕЛИ

    Большинство заключённых не имело возможности видеть газации вблизи. Однако во всех сообщениях,  упомянутых выше, о газациях говорится как о чём-то, хорошо известном обитателям лагеря. Все они замечали дым, идущий из труб крематориев и от кремационных ям. Они знали, что большинство доставляемых в лагерь людей не регистрировалось. Они знали, что их товарищи по заключению исчезают после «селекций». Некоторые заключённые, однако, могли видеть происходящее вблизи.

    В этом пункте полезным был бы обзор использовавшихся для газаций помещений. Первые газации были проведены на советских военнопленных в блоке 11 в главном лагере осенью 1941 г. Вскоре после этого акции были перенесены в газовую камеру крематория I в главном лагере, известном как Аушвиц I. Газации там продолжалось до осени 1942 г. Весной 1942 газовая камера была устроена в лесу возле Биркенау в пустующем крестьянском доме. В середине 1942 г. второй дом, расположенный неподалеку от первого, также был превращён в газовую камеру. Здания эти были известны как Бункеры I и II, или соответственно «Красный бункер» и «Белый бункер». По завершении строительства четырёх крематориев с их 46 печами в Биркенау, известном также как Аушвиц II, большинство газаций стало производиться там. Каждый крематорий располагал собственной газовой камерой. Это будет подробнее освещено в главе 9.42

    Заключённые, переносившие трупы из газовых камер при крематориях непосредственно к печам, составляли так называемые зондеркоманды. Работал в зондеркоманде и французский врач Поль Бендель (Paul Bendel). Штаглих обрушился на Бенделя за то, что тот писал, что сжигаемые в ямах трупы превращались в пепел в течение часа и что заключённые должны были использовать жир, выделявшийся из горящих тел, для ускорения кремации.43  Штаглих не объясняет, на каких научных основаниях базируются его возражения. Как будет показано в главе 10, это является научно обоснованным методом ускорения сгорания тел. Подобные кремации в земляных ямах многократно засвидетельствованы.44  Более того, в бельгийском военном отчёте, датированном 1871 годом, говорится, что для сжигания в яме трупов  200-300 солдат с использованием керосина требуется 50-60 минут.45
    Что особенно интересно – Штаглих в сущности проигнорировал описанную Бенделем процедуру газации.
    «Двухпутная железнодорожная ветка доставляла депортированных к самым дверям спаренных крематориев I и II» (в литературе чаще обозначаются как крематории II и III).

    «Группа обречённых на смерть спускалась по широкой каменной лестнице в большое подземное помещение, служившее раздевалкой. Им говорилось, что каждый должен помыться, а потом пройти дезинфекцию… Посреди этих помещений спускались с потолка две трубы, защищённые металлическими решётками, внешние отверстия труб закрывались крышками на шарнирах, через них поступал газ».

    «Затем тела выносились обслугой в отсек, где были расположены 16 печей. Их общая пропускная способность была около двух тысяч тел за 24 часа. Спаренные крематории III и IV (в литературе чаще крематории IV и V), обычно называемый «лесные кремы» (расположены на живописной полянке), были более скромных размеров; их восемь печей обладали пропускной способностью в тысячу трупов».

    Бендель продолжает, отмечая, что после газaции дантист извлекал у жертв золотые зубы.46 Описание железнодорожной ветки, ведущей к крематориям II и III, было точным и совпадало с тем, которое признал правильным и сам Штаглих.47  Описание Бенделем крематориев содержит несколько неточностей. В крематориях II и III (у Бенделя – I и II)48 было в каждом по 15 кремационных камер, в общей сложности 30. По восемь камер в каждом было в крематориях III и IV (известных также как крематории IV и V).49  Но Бендель был по существу прав в том, что в крематориях I и II (II и III) было примерно вдвое больше камер, чем в крематориях III и IV (IV и V). Верно и то, что крематории III и IV были расположены у леса. Сходным образом, лагерные документы говорят о пропускной способности крематориев I и II как о вдвое большей, чем крематориев III и IV.50

    Бендель вспоминает также один день в июне 1944 г., когда работавшей в дневную смену команде из 150 человек, к которую входил и он, обслуживала газацию людей из гетто Лодзи.51   Однако люди из лодзинского гетто начали поступать в Аушвиц лишь в  августе.52  Бендель мог перепутать даты, он мог спутать и транспорт из Лодзи с транспортом из Венгрии, прибывшим в Аушвиц в июне 1944 г.  Но что в его показаниях действительно заслуживает быть отмеченным, то это упоминание о 150 человеках в составе зондеркоманды. В наряде на использование рабочей силы в лагере за 29 августа 1944 г. указаны 110 заключённых дневной смены, назначенные к крематориям, где работал Бендель.53  Бендель, таким образом, был в основном точен в своих воспоминаниях, хотя и допускал отдельные ошибки.
    Андре Леттиш (Lettich), другой французский врач, чьи воспоминания вышли в 1946 г., описывает газацию, проводившуюся в двух коттеджах, о которых говорилось выше. Он пишет, что жертвам говорилось будто они идут в душевые. Душевые оказывались газовыми камерами. Газ впускался в камеры гауптшарфюрером (обер-фельдфебель) Моллем, и «через несколько мгновений воцарялась полная тишина».54  Отто Молль (Moll) был после войны казнён [повешен американцами в мае 1946 г. – Прим. переводчика]. Рассказ Леттиша о псевдо-душевых согласуется с целым рядом других, включая и свидетельство Бенделя. Как и Бендель, он отмечает, что у  мёртвых жертв вырывались  золотые зубы. Мы, однако, можем упрекнуть Леттиша за его утверждение, что «до конца января 1943 г. в Биркенау не было кремационных печей».55 В действительности печей в Биркенау не было до марта 1943 г. [если говорить не о готовых к эксплуатации печах, а о строящихся, то Леттиш не так уж неправ – Прим. переводчика]. Шесть кремационных камер имелось в главном лагере Аушвица.
    Вышеупомянутый Отто Молль снова появляется в свидетельстве члена зондеркоманды Шламы Драгона (Szlama Dragon). Молль водил Драгона и других заключённых к одному из бункеров в Биркенау для работы, состоявшей в очистке газовой камеры от трупов. Драгон отмечает, что на дверях газовой камеры была надпись: «Вход в баню».56  Однако, Леттиш вспоминает, что над входом было написано: «Душевая». Таким образом, Драгон, как и другие свидетели, подтверждает попытку скрыть от жертв назначение помещения, в которое они входили.
    Драгон свидетельствует также о процедуре газации, когда вместо крестьянских домов стали использоваться газовые камеры при крематориях. Отто Молль по-прежнему направлял людей в газовые камеры, говоря им, что они идут принимать душ. Сначала они шли в раздевалку. Потом - в газовую камеру. После газации дантист извлекал золотые зубы.57
    Хенрик Таубер (Henryk Tauber), другой рабочий зондеркоманды, тоже давал показания о газациях. Он подробно описал местоположение строения. Затем отметил, что фальшивый душ был установлен в крематориях осенью 1943 г. «К душевым головкам не было подведено никаких водопроводных труб, и поэтому оттуда никогда не вытекло ни капли воды.»58 Доверие к свидетельству Таубера значительно усиливается правильностью идентификации им четырёх отверстий в крыше крематория II, через которые подавался газ.59  Позже это подтвердилось фотографиями лагеря, сделанными с воздуха в 1944 г. и опубликованными в 1979 г.60  Михаэль Кула (Kula), заключённый, работавший в слесарной мастерской, засвидетельствовал, что «мастерская изготовила фальшивые головки для душа, предназначенные для газовых камер...».61
    Миклош Ньисли (Miklos Nyiszli) был врачом из Венгрии, прибывшим в Аушвиц в мае 1944 г. Воспоминания его написаны в 1946 г. Он работал с доктором Менгеле, поэтому наблюдал процесс умерщвления непосредственно. Он тоже пишет об извлечении золотых зубов у мёртвых жертв. Он утверждает, что существовало четыре крематория, каждый с 15 камерами, способных кремировать несколько тысяч человек в день. Он также утверждает, что в кремационных ямах можно было кремировать пять-шесть тысяч в день.62   Он упоминает тот факт, что газовые камеры обозначались как «бани», чтобы таким образом вводить в заблуждение жертвы.63
    Ньисли был точен в отношении числа действовавших крематориев. Однако только два из четырёх крематориев имели по 15 печей каждый. Его оценка пропускной способности крематориев аналогична официальной. Его сообщение об извлечении золотых зубов и о кремационных ямах согласуется с сообщениями других свидетелей. К тому ещё Ньисли сообщает, что в Аушвиц прибыло около 15 000 депортированных из Терезиенштадта, которые не проходили селекции и все поступили в лагерь.64   Как сказано в главе 4, ныне это подтверждается лагерными документами.65  Ньисли однако утверждает, что «до своего уничтожения» они прожили в лагере два года. На самом деле это не так, поскольку первый из этих транспортов прибыл в сентябре 1943 г., а последний – 17 мая 1944 г.
    Штаглих оспаривает подлинность воспоминаний Ньисли. Он отмечает, что из двух опубликованных немецких изданий в одном говорится о «пятнадцати печах, встроенных … в красную кирпичную стену», а в другом – о «пятнадцати печах, облицованных красным кирпичом».66 Но в переводных текстах разночтения такого рода вполне обычны. Воспоминания Ньисли написаны по-венгерски. Переведены они были также и на французский, что побудило Поля Рассинье оспаривать их подлинность из-за отличия, по его словам, от немецкого перевода «во многих важных пунктах». Рассинье сетует, что во французском переводе говорится, что можно было сжечь 10 000 тел, а в немецком – что 20 000; один перевод говорит о мишени, расположенной на расстоянии в 40-50 метров, а другой – 20-30 метров; в одной версии упомянуты красивые ковры, в другой – персидские ковры. Рассинье, однако, не мог найти никаких действительно существенных расхождений. Штаглих писал, что немецкий вариант был опубликован в «бульварном еженедельнике».67   Количество кремированных за один день тел Ньисли оценивает в 10 000. Как будет видно из главы 10, число это не противоречит данным о венгерских транспортах.
    Бутц упоминает «последующие энергичные усилия Рассинье связаться с Ньисли и выяснить, является ли он реально существующим лицом. Но похоже, что единственным реально существующим лицом был переводчик Кремер».68  Предполагаемые попытки Рассинье связаться с Ньисли производят действительно странное впечатление. Как было выше отмечено, два французских врача, Поль Бендель и Андре Леттиш, опубликовали свои аушвицские воспоминания в 1946 г. Оба повествования аналогичны воспоминаниям Ньисли.  Рассинье, однако, нигде не сообщает о своих попытках связаться с этими двумя свидетелями, проживающими в той же стране и говорящими на том же языке, что и он.69  На самом же деле, ко времени публикации английского перевода воспоминаний Ньисли в 1960 г. уже было известно, что он умер, так как авторские права принадлежали Н. Маргарете Ньисли. Это должно было быть хорошо известно Рассинье, поскольку работа, в которой он сообщал о своих попытках  связаться с Ньисли, была, согласно Бутцу, опубликована на французском в 1962 г.70

    Бутц считает, что рассказ Ньисли как свидетеля полностью «компрометируется тем  фактом, что он описывает регулярные беспричинные избиения эсесовцами здоровых заключённых; чего, как известно, не бывало».71 Откуда это известно Бутцу остаётся тайной. Он явно не потрудился справиться с многочисленными прочими мемуарами, доступными для него во время написания его книги – и цитированными выше в настоящей работе –  сообщающими то же самое. Штаглиха усмотрел проблему в рассказе Ньисли о трупах, так как, согласуясь с рассказом эсесовца Пери Броада, он противоречил наблюдениям коменданта лагеря Рудольфа Гесса.72  А это значит, что о состоянии трупов в газовых камерах все они лгали.

    Один из самых неприятных для отрицателей свидетелей – это Казимеж Смолень. Как отмечалось в предыдущей главе, он провёл в Аушвице четыре с половиной года, став после войны историком лагеря при Государственном музее Освенцим. Он был писарем  в «политическом отделе» [внутрилагерное гестапо – Прим. переводчика] Аушвица и имел доступ к обширной информации. Он лично, однако, не был свидетелем газаций. Его собственный рассказ о лагере, выдержанный в академическом стиле, противоположном обычной мемуарной манере выживших лагерников, суммирует существенное в прочих свидетельствах и повествованиях других уцелевших.73  Один из отрицателей, однако, считает рассказ Смоленя об убийстве русских военнопленных в его послевоенном свидетельстве 1947 года неясным, так как в нём говорится, что эти пленные «были либо убиты выстрелом в затылок, либо отравлены газом в блоке 11». Свидетельство это сочтено «неопределённым и лаконичным». Автор при этом продолжает пользоваться свидетельством Смоленя в попытках дискредитации других свидетельств74 – тактика, обычная для отрицателей.
    Как мы увидим, отчёты свидетелей, находившихся ближе всего событиям, повествуют единодушно о фальшивых душевых и банях и вырывании золотых зубов. Насколько заслуживают доверия эти свидетельства? В 1980-х годах французский исследователь Жан-Клод Прессак изучил инвентарный лист для морга в крематории III, где обнаружил душевые головки, к которым не были подведены водопроводные трубы.75 Подробнее это будет рассмотрено в главе 9. Отрицатели никогда не могли объяснить, зачем эти бутафорские душевые установки были установлены в морге. Золотые и серебряные зубы фигурируют в накладных на более чем 120 000 килограммов золотых и серебряных зубов общим весом, поступивших в 1944 г. из Германского Райхсбанка в Прусский государственный монетный двор.76 [Тут явная ошибка: имеются в виду, скорее 120 000 грамм. Из сопроводительного письма начальника отдела драгоценных металлов Райхсбанка Альберта Томса (Thoms) Прусскому монетному двору от 24 ноября 1944 г., на которое ссылается автор, следует, что на этот раз на переплавку направлялось, помимо прочего, более 30 кг зубного золота. Остальное состояло из разного рода золотых изделий – оправ для очков, портсигаров, часов, украшений и т.п. Вообще, подсчëты количества золота, поставлявшегося в банк из концлагерей, делались, как правило, в граммах. – Прим. переводчика.] В отчёте начальника тюрьмы в оккупированном Минске, озаглавленном «Еврейская акция», говорится, что до начала «акции» против русских и немецких евреев изо ртов жертв были извлечены золотые пломбы, коронки и мосты. Значение слова «акция» становится ясным при упоминании в отчёте «516 уничтоженных (erledigt) немецких и русских евреев».77  После войны отобранные у жертв ценные предметы были обнаружены военными оккупационными властями в одной немецкой соляной шахте. В числе предметов было 385 фунтов золотых и серебряных зубных пломб.78 В сообщении лагерного Сопротивления, датированном 1944 годом, говорится, что с 16 до 31 мая 1944 г. из зубных протезов венгерских евреев было извлечено 88 фунтов золота и белого металла [возможно, имеется в виду платина – Прим. переводчика].79  Весьма разоблачительным документом является отчёт о завершении строительства крематория II от марта 1943 г. В нём говорится, что в подземном этаже крематория II, где расположены «два подвала для трупов», находится и комната для обработки золота.80

    РУКОПИСИ ЧЛЕНОВ ЗОНДЕРКОМАНД

    За время после освобождения Аушвица, в 1945–1970 гг., было обнаружено несколько рукописей,  зарытых в землю. Это были современные событиям документы, написанные членами зондеркоманд, знавшими, что они обречены. Три из них были подписаны, одна рукопись – анонимна. Все они были переведены с идиша и французского на английский в 1992 г.81 Все они описывают совершавшиеся в Аушвице преступления. В основном они совпадают с рассмотренными выше рассказами очевидцев.

    Для отрицателей эти манускрипты представляют проблему, поскольку, подобно дневнику Кремера, о котором шла речь в главе 4, они писались во время самих событий. Артур Бутц никогда не обращался к этим документам, но по всей вероятности отмахнулся бы от них как от фальшивок. Штаглих доказывает, что они были подделаны. Он цитирует рассказ в одной из рукописей об охраннике-эсэсовце Отто Молле, «имевшим обыкновение ставить четырёх человек в ряд друг за другом, чтобы затем свалить их одной пулей… Тех, кто успевал пригнуться, швыряли в костёр...».82   В подлинной цитате говорилось, что Молль «выстраивал четырёх человек, одного за другим, в одну линию, и одной очередью поражал всех. Если кто-то отклонял голову, [Молль] бросал его живьём в яму с горящими трупами.»83  Заметим, что в рассказе говорится об автоматной очереди, а не об одной пуле. Также из рассказа следовало, что люди были парализованы ужасом – настолько, что стояли неподвижно. Штаглих также уверял в связи с этими рассказами своих читателей в том, что министерство внутренних дел Польши располагало бригадой экспертов, специализировавшихся на фабрикации документов.84   При этом он хотел, чтобы мы поверили, что эти «эксперты» эти были настолько неуклюжи, чтобы сфабриковать документ, говорящий о том, что можно «свалить» четырёх человек одной пулей.

    Штаглих уверяет, что о происхождении всех этих документов можно судить по описанному в одной из рукописей случаю с польской девушкой, которая, находясь в газовой камере вместе с другими поляками и евреями, убеждала членов зондеркоманды отомстить «за невинных». Поляки пели польский национальный гимн, евреи – «Хатиква», «затем они запели „Интернационал“»85 – коммунистический гимн. Штаглих считает, что это доказывает, что документы были коммунистической фальшивкой.86 [В отчёте айнзатцкоманды А об уничтожении евреев в Литве в 1941 г. сообщается: «В серии отдельных операций было ликвидировано всего 136 421 человека. Примечательно, что при этом многие евреи оказали сопротивление действием должностным лицам и литовским вспомогательным силам и перед казнью открыто выражали свои большевистские убеждения тем, что выкрикивали лозунги за Сталина и поносили Германию.» – Прим. переводчика.] Это, однако, единственное во всех рукописях место, которое можно расценить как прокоммунистическое – и рукопись даже не упоминает коммунизм ни в связи с этим эпизодом, ни в связи с другими. Если бы коммунисты действительно хотели извлечь какие-то политические выгоды из этих рукописей, то следовало бы ожидать в них многих прокоммунистических высказываний. Более того, поскольку часть этих рукописей была обнаружена ещё при жизни Сталина, коммунистические фальсификаторы нашли бы возможность вставить его имя туда в выгодном контексте. Однако ни Сталин, ни коммунизм в них не упомянуты.

    Робер Форрисон позже оспоривал подлинность этих манускриптов в связи с тем, что один из документов был переведён с идиша Бернардом Марком. О Марке было хорошо известно, что он искажал издаваемые им документы для придания им прокоммунистической и просталинской направленнности. Он был замечен в этом при издании ряда работ по еврейской истории.87  Можно было ожидать подобных высказываний и в этих текстах. Их, однако, там не оказалось. Государственный музей Освенцим явно знал о репутации Марка, поскольку не опубликовал эти тексты, пока перевод не был проверен доктором Романом Пителем (Pytel), востоковедом-филологом.88

    О достоверности дневников членов зондеркоманд можно судить по прямой информации, которой мы располагаем об одном из них, Хаиме Германе (Chaim Herman). Рукопись его была датирована 6 ноября 1944 г. Он писал, что был отправлен из Дранси [сборный лагерь для депортируемых – Прим. переводчика] во Франции  вместе с 1132 другими депортированными 2 марта 1943 г., а в Аушвиц прибыл 4 марта. Только 100 человек были направлены в лагерь, а остальные отправлены в газовую камеру.89
    Имена и даты депортации всех французских евреев известны. Имеющиеся списки показывают, что некий Хаим Герман находился в транспорте № 49, отправленным из Дранси 2 марта 1943 г. Транспорт включал 1000 перечисленных поимённо евреев, из которых 119 получили регистрационные номера по их прибытии 4 марта. Хаим Герман получил регистрационный номер 106 113.90

    ПЕРВОЕ СООБЩЕНИЕ УЗНИКОВ, СОВЕРШИВШИХ ПОБЕГ

    Первый всесторонний анализ Аушвица был сделан двумя заключёнными, совершившими побег из лагеря 7 апреля 1944 г. Это были Вальтер Розенберг и Альфред Ветцлер. Розенберг во время бегства поменял своё имя на Рудольф Врба. Самое существенное в сообщении Врбы-Ветцлера было опубликовано в июле 1944 г.

    Их отчёт основан на информации, полученной авторами от других заключённых и членов зондеркоманд, и на их собственном опыте пребывания в Аушвиц. Если вкратце, то он «описывает, не опуская никаких подробностей, функционировавший в Аушвице-Биркенау механизм уничтожения».91  Авторы описали реальный процесс газации, которого лично никогда не видели, но о котором знали от других заключённых-очевидцев.

    «Несчастные жертвы доставлялись в помещение В, где им приказывали раздеться. Для полноты иллюзии, что они идут мыться, каждый получал полотенце и кусочек мыла от двух людей, одетых в белые халаты. Затем их вталкивали в газовую камеру (С) в таких количествах, что места, конечно, хватало только, чтобы стоять. Чтобы загнать такую толпу на столь малую площадь, зачастую открывалась стрельба, чтобы те, кто уже находится в дальнем конце, потеснились ещё более. Когда все уже были внутри, тяжёлые двери закрывались. Затем следовала короткая пауза, по-видимому, для того, чтобы дать температуре в помещении подняться до определённого уровня, после чего эсэсовцы в противогазах влезали на крышу, открывали люк и засыпали порошкообразный препарат из металлических банок с этикеткой «циклон» и «для использования против паразитов»... Через три минуты все в камере были мёртвы».92

    Встаёт вопрос об общей точности этого описания. Ясно, что отрицатели регулярно атакуют это свидетельство. Бутц, как и следовало ожидать, высказал предположение, что Врба и Ветцлер даже не являются его авторами.93  Краткое содержание этого сообщения было напечатано 3 июля 1944 г. в New York Times.94 Документ был передан в американскую Комиссию по делам военных беженцев и годами был известен как «Доклад Комиссии по делам военных беженцев» или «Аушвицские протоколы».

    Отрицатели быстро указали на некоторые неточности в этом сообщении.95  Как и во многих описаниях интересующих нас событий, в нём имеют место некоторые технические неточности. Однако у отрицателей были трудности с опровержением выше приведённого описания газации, поскольку оно совпадало с другими свидетельствами, подробно описывающими процесс газации, сделанными после войны. Поэтому для определения общей доказательной ценности этого доклада следует рассмотреть как его неточности, так и содержащуюся в нём верную информацию. Отрицатели никогда не обращаются к той информации в докладе, которая оказалась точной.
    В сообщении неверно утверждается, что в Аушвице к моменту побега было уничтожено 1 765 000 человек. Побег произошёл до венгерской акции в мае-июле 1944 г.  Истинное число уничтоженных к моменту побега было около одной трети от указанного в этом сообщении числа. Однако, как говорилось выше, почти все оценки числа убитых в Аушвице были неверны. Как отмечалось в главе 4, по самым надёжным из доступных демографических данных, общее число убитых в лагере за 4,5 года его существования может быть оценено примерно в 1,1 миллиона человек.
    В сообщении неверно сказано, что в одном из крематориев было девять печей с четырьмя камерами. В действительности же, в описанном строении было пять трёхмуффельных печей (каждый муффель представляет собой отдельную кремационную камеру). В сообщении, однако, правильно говорится, что кремационная мощность печей в крематориях II и III была вдвое больше, чем в крематориях IV и V. Объяснялось это тем, что крематории II и III, как сказано выше, располагали в общей сложности 30 кремационными камерами, в то время, как крематории IV и V лишь 16-ю. Эта информация согласуется с рапортом руководителя главного строительного управления Аушвица, определявшего кремационную мощность крематориев II и III как почти вдвое большую, чем у крематориев IV и V.96
    В сообщении говорится что приёмное помещение и газовые камеры располагались под кремационным помещением. Под «приёмной» очевидно имелась в виду раздевалка. На поэтажных планах крематориев II и III, ставших с тех пор доступными, видны печи на наземном этаже, занимавшем площадь около 4000 квадратных футов [около 371 м2 – Прим. переводчика], и раздевалка и газовая камера в подвальном этаже, площадью в 4219 квадратных футов [около 392 м2 – Прим. переводчика] и 2264 квадратных фута [около 210 м2 – Прим. переводчика] соответственно.97  В письме руководителя главного строительного управления [гауптштурмфюрера СС Карла Бишоффа] от 29 января 1943 г. упомянут подвал для газаций (Vergasungskeller) в крематории II.98  В ряде строительных отчётов по крематориям II и III за тот же период упомянуты «раздевалка» и «подвал для раздевания».99
    В сообщении неверно утверждается, что на крыше имелось три отверстия для подачи газа в газовую камеру крематория II. На сделанной в августе 1944 г. фотографии лагеря видны четыре отверстия для подачи газа в эту газовую камеру.100 Однако на более раннем снимке крематория II, предположительно сделанном в феврале 1943 г., ещё до введения его в эксплуатацию, видны три отверстия.100а  Четвёртое, вероятно, было добавлено позднее. Возможно, что Врба и Ветцлер были знакомы только с более ранним видом этого здания. В сообщении неправильно говорится о том, что при испытаниях первого крематория в марте 1943 г. было убито 8000 краковских евреев. Лагерные документы, однако, показывают, что 13 марта 1943 г. из Кракова прибыло 2000 евреев. Регистрационные номера получили только 508.101
    Штаглих сетует на то, что нет возможности проверить приводимые в данном сообщении цифровых данных об узниках.102  Но в действительности у нас есть возможность перекрёстной проверки большей части приведённых в нём цифр. В сообщении перечислены транспорты с депортированными и присваивавшиеся при этом  регистрационные номера. Не будем рассматривать все эти номера. Заинтересованный читатель может сравнить приведённые в отчёте Врбы-Ветцлера цифры с приведёнными в Хронике Аушвица. Здесь будут рассмотрены некоторые из наиболее показательных примеров.

    В сообщении говорится, что, судя по регистрационным номерам 109 000 – 119 000, «в начале марта 1943 г. из числа прибывших из Салоник 45 000 евреев в лагерь поступило 10 000…».  Приложение II данного исследования показывает прибытие 46 733 евреев из Салоник за период с 20 марта по июнь 1943 г.. Только 11 704 из них были зарегистрированы. Регистрационные номера на салоникских евреев, выданные 20 марта, начинаются с 109 371.103

    В сообщении говорится, что в неделю, следовавшую за 7 сентября 1943 г., из Терезиенштадта прибывали евреи, из которых никто не был сразу уничтожен. Их  регистрационные номера, согласно Врбе-Ветцлеру, шли с 148 000 до 152 000. Из лагерных документов следует, что все 5000 евреев из Терезиенштадта были направлены в лагерь 8 сентября 1943 г.  Регистрационные номера мужчин были 146 694–148 986, а женщин 58 471–61 183.104  Врба и Ветцлер могли и не знать, что мужчины и женщины учитывались в разных регистрационных системах.
    В отчёте говорится, что в мае 1942 г. в Аушвиц из Майданека были перевезены 1300 словацких евреев, получивших регистрационные номера с 36 000 по 37 300. Лагерные документы показывают 1000 евреев, прибывших 22 мая 1942 г. из Майданека. Полученные ими регистрационные номера были 36 132 – 37 131. Штаглих заявил, что из сообщения следует, что евреи эти были «отравлены газом и сожжены в берёзовой роще». Штаглих ставит вопрос: зачем бы их стали перевозить в Аушвиц для уничтожения,  если в Майданеке, как утверждалось, тоже имелись газовые камеры.105 В действительности, в сообщении нигде не говорится, что эти евреи были убиты газом и сожжены. Штаглих спутал словацких евреев из Майданека с другими словацкими евреями, которые, как говорится в сообщении, были убиты газом в берёзовой роще. (Вспомним, что для газации людей в 1942 г. использовались два бункера в лесу.) Кроме того, Майданек не мог использоваться в мае 1942 г. для газации людей, поскольку газации там начались не ранее сентября-октября 1942 г.106
    Сообщение отмечает, что между июлем и сентябрём 1942 г. в лагере свирепствовала эпидемия тифа. 15 000–20 000 человек за это время умерло. «На ранней стадии многие были убиты феноловыми инъекциями, другие позднее уничтожались массами в газовых камерах». Аушвицские списки умерших, о которых говорилось в главе 4, показывают 19 000 умерших за июль, август и сентябрь 1942 г.107  Как было упомянуто в главе 4, четверо лиц, близко знакомых с обстоятельствами, единодушно заявляли, что больных заключённых убивали, а чтобы это скрыть, фальсифицировали свидетельства о смерти. Упоминалось также о том, что сами свидетельства о смерти подтверждают эти наблюдения.
    В сообщении Врбы-Ветцлера, по-видимому в первый раз, зашла речь о выражении Sonderbehandlung (особое обращение). Как говорилось в главе 1, «особое обращение» было кодовым обозначением для убийств. Сообщение отмечает использование аббревиатуры SB. Доктор Лингенс-Райнер, вышеупомянутая немка – лагерный врач, писала, что администрация вела картотеку уничтоженных в газовой камере заключённых, обозначавшуюся «SB».108  Эта картотека исчезла. Однако, как отмечено в главе 1, в одной записке за август 1942 г. говорилось, что получено разрешение для отправки грузовика на химический завод в Дессау, производивший ядовитый газ, «для загрузки материалом для особого обращения».109  Также и в отчёте за 8 октября 1944 г. о рабочей силе заключённых в женском лагере в Биркенау говорится, что на 7 октября имелось 38 782 заключённых. По прибытии ещё восьми общее число достигло 38 800 [по-видимому, опечатка и число вновь прибывших узников следует читать «18» – Прим. переводчика]. В отчёте затем говорится о сокращении на 2394, с уменьшением итога до 36 406. Сокращение общего числа складывалось из 7 случаев естественной смерти, 8 освобождённых, 1150 пересланных в другие лагеря и 1229 обозначенных как «SB».110  Поскольку это «SB» не могло означать ни естественную смерть, ни освобождение, ни отправку в другой лагерь, остаётся считать, что эти заключённые были убиты. 
    Лагерный рапорт от 8 марта 1943 г. сообщает о прибытии заключённых 5 и 7 марта. В нём говорится, что 5 марта из Берлина прибыло 1128 евреев и из Бреслау 1405. Из числа прибывших из Берлина 389 человек поступило в лагерь, а остальные – женщины и дети – подвергнуты «особому обращению». Регистрационные записи Аушвица за 6 марта показывают, что из этого транспорта было зарегистрировано 389 мужчин и 96 женщин.
      

    Из транспорта из Бреслау, согласно сообщению, в лагерь было направлено 406 мужчин и 190 женщин, в то время как остальные подверглись «особому обращению». Регистрационные записи Аушвица говорят о регистрации 406 мужчин и 190 женщин.

    В сообщении говорится также о прибытии 7 марта из Берлина 690 заключённых, из которых 243 были направлены в лагерь, а остальные – 30 мужчин и 417 женщин и детей – подвергнуты «особому обращению». Регистрационные записи Аушвица за 7 марта показывают 243 прибывших из Берлина, получивших регистрационный номер.111  Итак, во всех этих трёх транспортах заключённые, подвергнутые «особому обращению», исчезли сразу по прибытии в Аушвиц.

    ВТОРОЕ СООБЩЕНИЕ УЗНИКОВ, СОВЕРШИВШИХ ПОБЕГ

    Двое других заключённых-евреев бежали 27 мая 1944 г., через семь недель после побега Врбы-Ветцлера. Эти двое заключённых, Арношт Розин (Arnost Rosin) и Чеслав Мордович (Czeslaw Mordowicz), также опубликовали свой рассказ о лагере.112 К сожалению, их сообщение часто игнорируется в литературе, а если упоминается, то игнорируется его содержание. Их свидетельство гораздо короче сообщения Врбы-Ветцлера и не произвело такого впечатления как оно. Тем не менее, сообщение Розина-Мордовича является добавочным ценным свидетельством для проверки показаний очевидцев.

    Розин и Мордович бежали во время «венгерской акции». Они сообщили, что в этот период в лагерь прибывало 14 000–15 000 человек ежедневно. Только 10% из них направлялось в лагерь, «остальные были немедленно убиты в газовых камерах и сожжены». Как было отмечено в главе 3, документ из германского представительства в Венгрии подтверждает, что из Венгрии с середины мая до середины июля   1944 г. было депортировано более 437 000 евреев. Регистрационные книги Аушвица говорят о наличии в лагере только около 46 000 венгерских евреев. Следует также отметить, что советник немецкой дипломатической миссии [фон Тадден – Прим. переводчика] сообщал 26 мая 1944 г. о ежедневной депортации из Венгрии 12 000–14 000 евреев.

    Мордович и Розин сообщили, что до самого момента их побега поступали венгерские транспорты из городов Мункач (Мукачево), Надьсоллош (Виноградов), Ньиредьхаза, Унгвар (Ужгород), Хуст, Кассау (вероятно, Кошице в Словакии), Берегсас (Берегово) и Мармарошсигет (Сигет в Румынии). Неполный перечень дат и городов отправки, основанный на железнодорожных документах 1944 г., подтверждает, что именно из этих мест, но также и из других, депортировали до 27 мая 1944 г. венгерских евреев.113

    В сообщении говорится, что с середины мая 1944 г. была введена новая система нумерации регистрированных заключённых. Теперь числу предшествовала буква «А». Лагерные списки показывают, что новая система началась с регистрации заключённых-мужчин 16 мая.114
    В этом сообщении говорится, что 23 мая 1944 г. в Биркенау прибыли 3000 евреев из Терезиенштадта. Никто из них не был уничтожен по приезде. Лагерные записи показывают 2499 евреев, прибывших из Терезиенштадта 19 мая. Все они были зарегистрированы по прибытии.115
    В сообщении утверждалось, что оставшиеся в живых венгерские евреи не включались в лагерные списки. Частично это верно. Как отмечалось в главе 3, около 20 000 из общего числа 46 000 венгерских евреев, которые не были умерщвлены немедленно по прибытии, не получили регистрационных номеров. Они были классифицированы как находящиеся в ожидании перевода в другие лагеря.
    В сообщении был впервые упомянут «блок 10», использовавшийся для проведения медицинских экспериментов. Блок 10 знаменит тем, что в нём проводились доктором Клаубергом медицинские эксперименты.116
    В самой, вероятно, важной части сообщения говорится о роли «особых команд». Численность их возросла с 600 до 800 человек. Сообщение также упоминает «уборочную команду», выросшую со 150 человек до 700. В нём не объясняется, в чём конкретно заключались функции «особой» и «уборочной команд». Однако, поскольку об этих командах говорится в контексте газовых камер, понятно, что речь идёт об упомянутых во всех материалах зондеркомандах, доставлявших тела из расположенных при крематориях газовых камерах к печам и кремационным ямам. Лагерный лист нарядов на работы от 29 августа 1944 г. показывает 874 заключённых в специальной бригаде, работавшей в четырёх крематориях Биркенау.117  Такое большое количество заключённых, отряженных в крематории, может объясняться только тем, что эти устройства весьма энергично эксплуатировались в определённые периоды, и это,  в свою очередь, согласуется с фактами массовых убийств, совершавшихся в лагере.

    В сообщении говорится, что в время пребывания Розина и Мордовича в лагере в период «венгерской акции» один из четырёх крематориев не действовал, будучи в ремонте. В сообщении также говорится, что в лагере имелись кремационные ямы, делавшие «мощности уничтожения … почти неограниченными». Это согласуется с другими сообщениями о распределении работы по устранению сверхнормативных трупов между крематориями IV и V и кремационными рвами.118 Ямы для сжигания, упоминаемые Мордовичем и Розиным, видны на снимках лагеря, сделанных с самолёта 31 мая 1944 г., о чём будет сказано в Приложении IV к настоящей работе.

    В обоих сообщениях – как Врбы-Ветцлера, так и Розина-Мордовича, - сделана добросовестная попытка представить общую ситуацию, существовавшую в Аушвице в период их пребывания в лагере, несмотря на наличие неточностей в обоих случаях. Прежде всего, как уже отмечалось, оба сообщения упоминают  евреев из Терезиенштадта, не убитых сразу по прибытии. Тот, кто умышленно стремился бы  обмануть общественность, об этом не упомянул бы. Авторы обоих сообщений также весьма остерегаются представлять информацию, которую невозможно было бы проверить. Например, во втором сообщении говорится о том, что Гиммлер, по слухам, посетил Биркенау 15-16 мая 1944 г. О посещении, однако, не сказано как о факте. В сообщении лишь говорится, что такой визит «мог иметь место». В действительности, Гиммлер лагеря в это время не посещал.
    Такие отрицатели, как Бутц, Штаглих и другие критически отнеслись к отчёту Врбы-Ветцлера также и потому, что в 1963 году Врба написал книгу, в которой были отдельные противоречия с тем, что он сообщал непосредственно после побега. Книга, однако, написана без участия Ветцлера, а само сообщение ближе к событиям, чем книга. И кроме того, как было показано, основные положения обоих сообщений  подкрепляются другими свидетельствами.

    ДРУГИЕ ОЧЕВИДЦЫ

    В большинстве рассказов очевидцев говорится об Аушвице, потому что этот лагерь сохранился до сих пор и является наиболее известным из всех лагерей. Существеннее, однако, то, что из узников Аушвица какая-то часть уцелела. Такие лагеря, как Белжец, Хелмно, Собибор и Треблинка, были центрами по уничтожению в чистом виде, из числа их узников уцелели очень немногие.
    Тем не менее, имеются важные свидетельства и из других лагерей. Большинство этих свидетельств, наряду с другими материалами, были рассмотрены и учтены историком Холокоста Ицхаком Арадом.119  Здесь мы рассмотрим только очень небольшую часть этих свидетельств.
    Как все рассказы свидетелей, и те из них, которые касаются Белжеца, Собибора или Треблинки, страдают вышеупомянутыми недостатками. Поскольку сами эти лагеря и вся касающаяся их документация были уничтожены, как отмечено в главе 1, то таким количеством взаимно подтверждающих друг друга свидетельств, как по Аушвицу, мы не располагаем. Тем не менее, как показывает Арад и как будет показано в следующей главе, главное в показаниях жертв подтверждается исполнителями преступлений. Более того, обсуждавшиеся в главах 1 и 2 этой работы отчёт Корхерра и другие демографические данные подтверждают общее свидетельство, что жертвы были убиты, поскольку они исчезли после прибытия в эти центры уничтожения.
    Об отдельных вопросах можно судить по записи, сделанной польским врачом Зигмунтом Клуковским, в его дневнике 8 апреля 1942 г.:
    «Мы точно знаем, что в Белжец ежедневно приходят по два поезда, по двадцать вагонов каждый… После выгрузки на особом пути все евреи загоняются в огороженное колючей проволокой пространство. Часть убиваются электричеством, часть – отравляющим газом, а тела сжигаются».120

    Клуковски описывал происходившее на его глазах исчезновение евреев. Евреев, однако, не убивали электричеством. Но в то время в это многие верили.121 Отрицатели станут доказывать, что поскольку евреи не убивались электричеством, то из этого следует, что они не убивались и газом. Конечно, сказать такое куда легче, чем объяснить куда девались евреи, выгрузку которых наблюдал Клуковски.

    Некоторые из свидетелей не были уверены в том, каким именно способом уничтожали  людей в Белжеце, Собиборе и Треблинке. Они считали, что люди, входившие в газовые камеры в этих лагерях, убивались паром, когда в действительности применялся моноксид углерода CO. Но ошибка эта – как раз того типа, которую люди, наблюдавшие эти события со стороны, логическим образом должны бы были совершить. Отрицатели считают, что если нет определённости в том, использовался для убийств пар или моноксид углерода, то следует усомниться и в том, происходилл ли убийства вообще.122  По аналогии, можно было бы утверждать, что если есть противоречия в свидетельствах о числе крематориев и печей в Биркенау и о том, сколько из них вышло из строя, то разумно предположить, что не было вообще ни крематориев, ни печей. Однако развалины этих сооружений видны до сих пор в Биркенау и никто, даже отрицатели, не утверждают, что их не существовало.123

    Среди опубликованных рассказов жертв, переведённых на английский язык, имеются воспоминания Самуила Вилленберга124, Янкеля Верника125 и других в сборнике, вышедшем в 1979 г.126 Но, возможно, самые важные свидетели – это два человека, которые в реальности никогда не были в Треблинке. Францишек Забецки (Franciszek Zabecki) работал на железной дороге, по которой евреев транспортировали в Треблинку. Он видел эти депортации лично. Что особенно ценно в его рассказе, в связи с отрицанием Холокоста, это то, что он видел, что маршруты заканчивались в Треблинке. Поезда не загружались для следования дальше.127 В Треблинке, однако, содержалось лишь небольшое количество заключённых в составе рабочих команд. Свидетельство Забецкого сыграло важную роль на послевоенном процессе в Дюссельдорфе, в Германии.128 Аналогичным образом образом Стефан Кирш (Stefan Kirsz), машинист локомотива на станции Белжец, описывал то, что видел вблизи лагеря. Он заявил, что евреи выгружались из вагонов поезда в Белжеце. «Я видел, что вместе с живыми выгружались и трупы…».129  В то же время, из Белжеца никаких транспортов никогда не было.

    ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ 5

    Используемые в примечаниях сокращения
    AA Auschwitz Archives From Moscow
    AM Mauthausen Archiv der Gedenkstatte Konzentrationslager
    APMO Archiwum Panstwowego Muzeum w Oswiecimiu. Archives of the Auschwitz State Muzeum
    AJYB

    American Jewish Yearbook

    BA doc Bundesarchiv document. File NS 4 Ma/54
    IMT  International Military Tribunal, Trials of Major War Criminals, 42 Volumes. Popularly known as the Blue series
    JHR Journal of Historical Review
    NCA

    Office of the United States Counsel for Prosecution of Nazi Criminality, Nazi Conspiracy and Aggression ( Washington , 1946) 10 Volumes. Popularly known as the

    Red Series

    Nizkor Internet Service of Nizkor.Org/, an organization which monitors Holocaust denial on the internet
    NMT Nuriberg Military Tribunal, Trials of War Criminals ( Washington , 1947) 15 Volumes. Popularly known as the Green Series
    THHP http://www.holocaust-history.org   Website of the Holocaust History Project
    YVS Yad Vashi Studies

    1. Jacob Cohen. "Yes, Oswald Alone Killed Kennedy", 78 Commentary (Июнь 1992), с .34.

    2. Lucy Dawidowicz. The Holocaust and the Historians (NY, 1981), с .176, 177, примечание 10.

    3. Mark Weber. "My Role in the Zundel Trial", 9 JHR No.4 (Зима 1989/1990), с .405. В действительности же, в приведённой в статье цитате Краковского говорится, что многие свидетельства ненадёжны, но не более половины. Jerusali Post, 17 августа 1986, с.1.

    4. Письмо в Jerusali Post, 21 августа, 1986, с.10.

    5. L.A.Rollins, "Book Reviews", 4 JHR No.1 (Весна 1983), с .103, 105. Первый из заново построенных крематориев в Биркенау был готов 22 марта 1943. Остальные крематории были готовы 31 марта, 4 апреля и 25 или 26 июня 1943 г. См.: Franciszek Piper, "Gas Chambers and Criatoria" в кн.:Yisrael Gutman, Michael Berenbaum, ред. Anatomy of the Auschwitz Death Camp (Bloomington, 1994), с . 165.

    6. Franciszek Piper, тамже, с.177, прим. 18.

    7. Wieslaw Kielar. Anus Mundi: 1500 Days in Auschwitz-Birkenau (NY, 1980), с.177.

    8. Ella Lingens-Reiner. Prisoners of Fear (NY, 1948), с .70. Вильгельм Штаглих (Wilhelm Staeglich) оспаривал её утверждение. Он цитировал её слова о том, что она видела грузовики проезжавшие

    «снова и снова в направлении крематориев. Спустя не более 15 минут, по её утверждению, она видела подымающийся из труб густой дым...»

    «Что особенно удивляет в её описании своих ночных наблюдений, это то, что крематории начинали действовать всего через 15 минут после того, как проезжали грузовики с женщинами и детьми». Auschwitz: A Judge Looks at the Evidence, с.121.

    На самом же деле, Лингенс-Райнер писала: «Я прошла через барак к другой двери и увидела исчезающие в направлении крематориев грузовики… Спустя не более 15 минут трубы стали извергать густые клубы чёрного дыма со сладковатым запахом» (курсив автора). Prisoners of Fear, с. 70.

    Лингенс-Райнер, таким образом, заявляет, что дым появился только после того, как грузовики исчезли в направлении крематориев, а не через 15 минут после того, как они проехали в направлении крематориев. [Печи в любом случае растапливались заранее, чтобы прогреть их до начала собственно кремации. – Прим. переводчика:]
    Мадам Вайян-Кутюрье, о которой будет сказано ниже, также видела прибывавшие в Аушвиц поезда. Она сообщает, что дым появлялся спустя 45-60 минут после прибытия жертв. IMT, т . 6, с . 216.

    9. Kielar, Anus Mundi, с .160.

    10. Lingens-Reiner, Prisoners of Fear, с .64, 80.

    11. Bernd Naumann. Auschwitz (NY, 1966), с.91-95.

    12. Тамже, с.114-115.

    13. Arthur Butz. Hoax of the Twentieth Century (Los Angeles, 1978), с .110-112.

    14. Там же, с.110. Бутц не включил книгу Лингенс-Райнер в свою библиографию.

    15. Lucie Adelsberger. Auschwitz: A Doctor's Story (Boston, 1995), с .62.

    16. Louis Micheels. Doctor No.117641: A Holocaust Mioir (Yale, 1989), с .86-87.

    17. Benjamin Jacobs. The Dentist of Auschwitz (Lexington, 1995), с .146. Заключённый No. 141129.

    18. Marco Nahon. Birkenau, The Camp of Death (Tuscaloosa, 1989), с .95.

    19. Gisella Perl.  I Was a Doctor at Auschwitz (NY, 1948), с .27, 33, 34, 129. Заключённая No. 25404.

    20. Miklos Nyiszli. Auschwitz: A Doctor's Eyewitness Account (NY, 1993), с .47. Заключённый No. A8450. Написано в 1946 г .

    21. Petro Mirchuk. In the German Mills of Death (NY, 1976), с .61, 63, 100, 119, 126-127. Заключённый No. 49734.

    22. Sewereyna Szmaglewska. Smoke over Birkenau (NY, 1947), с .90. Не путать с книгой Лианы Миллу (Liana Millu) с тем же заглавием .

    23. Errikus Selvillias. Athens-Auschwitz (Athens, 1983), с.46-47.

    24. Pelagia Lewinska. Twenty Months at Auschwitz (NY, 1968), с .96-97. Заключённая No. 32292

    25. Isabella Leitner. Fragments of Isabella (NY, 1978), с .35-36.

    26. Carl Rosenberg. As God is My Witness (NY, 1990), с .83-85.

    27. Olga Lengyel. FiveChimneys, с .61, 71. Заключённая No. 25403.

    28. Mira Rycke Kimmelman. Echoes From the Holocaust (Knoxville, 1997), с .57. Заключённая No. 15744.

    29. Margareta Glas-Larsson. I Want to Speak (Riverside, 1991), с .75, 91, 95-97.

    30. См. его записи от 6 и 23 сентября и 11 октября 1942 г. в кн.: Jadwiga Bezwinska,   Danuta Czech, ред. KL Auschwitz Seen By the SS (NY, 1984), с .216, 220, 223;  см . также : Perl, I Was A Doctor at Auschwitz, с .41, 116;  Filip Friedman. This Was Oswiecim (London,  1946), с .37-40.

    31. IMT, т .6, с .217.

    32. Там же , с .215, 216.

    33. Wilhelm Staeglich. Auschwitz: A Judge Looks at the Evidence (Torrance, 1986), с .126.

    34. Там же, с.124-125.

    35. Фотографии в кн.: Danuta Czech. AuschwitzChronicle (NY, 1990), с.298, 318, 346, 358, 363, 368, 369, 426.

    36. IMT, т.6, с.216.

    37. Second Escapees Report From Auschwitz в кн .: David S. Wyman, ред . America and the Holocaust (NY, 1990), т .12, с .40; Показание под присягой Альтера Файнзильбера (Alter Feinsilber), рабочего зондеркоманды , см . в кн .: Jadwiga Bezwinska, Danuta Czech, ред . Amidst a Nightmare of Crime (NY, 1992), с .56;  Rudolph Hoess. DeathDealer (NY, 1992), с .37;  Pery Broad, "Riiniscences of Pery Broad",  в кн .: Bezwinska, Czech, ред ., KL Auschwitz Seen By the SS, с .181, 185;  доктор Пауль Бендель цитируется в кн .: Eugen Kogon, Hermann Langbein, Adalbert Ruе ckerl. Nazi Mass Murder: A Documentary History of the Use of Poison Gas (Yale, 1993), с .171;  Miklos Nyiszli. Auschwitz: A Doctor's Eyewitness Account (NY, 1993), с .88, 113;  Filip Muе ller (член зондеркоманды ). Eyewitness Auschwitz (NY, 1979), с .130, 136-40. Свидетельство Шламы Драгона (Szlama Dragon) и показание под присягой Хенрика Таубера (оба – рабочие зондеркоманды ) см . в кн .: Jean-Claude Pressac. Auschwitz: Technique and Operation of the Gas Chambers (NY, 1989), с .171, 496;  воспоминания Адольфа Aйхманна (Эйхмана ), написанные до его ареста  израильтянами , см . в кн .: David Irving, "The Suppressed Eichmann and Goebbels Papers", 13 JHR No.2 (Март /апрель 1993).

    38. Staeglich, Auschwitz: A Judge Looks At the Evidence, с .125.

    39. IMT, т.6, с.216.

    40. Там же, с.216.

    41. Piper, "Gas Chambers and Criatoria", с .161, 164.

    42. Блестящий анализ см.: там же, с.157-182.

    43. Staeglich, Auschwitz: A Judge Looks at the Evidence, с .172-173.

    44. См. выше, примечания 36 и 37.

    45. Dr. Hugo Erichsen. Criation of the Dead (Detroit, 1887), с .138.

    46. Цитируется в кн .: Eugen Kogon, et.al., Nazi Mass Murder, с .163-164.

    47. Staeglich, Auschwitz, с.148. Вайян-Кутюрье даёт аналогичное описание. Она пишет, что блок, где она жила в 1944 г., расположен был «прямо напротив места, где останавливались поезда». И это место было «метрах в ста от газовых камер». IMT, т.6, с.215. Штаглих не стал оспаривать описание Вайян-Кутюрье из-за его точности.

    48. Это происходит потому, что в части литературы, например, в кн.: Czech, AuschwitzChronicle, с.429, крематорий в Аушвице I считается крематорием I, а четыре крематория в Биркенау – крематориями II-V. Но в случае, когда крематорий в главном лагере, в Аушвице I, не учитывается,  четыре крематория в Биркенау получают номера I-IV.

    49. Там же, с.429,

    50. Там же, с.429, перечисляя их как крематории II–V. Снимок Крематория V до его разрушения немцами показывает, что он был расположен в поросшем лесом месте. См. в кн.: Czech, AuschwitzChronicle, с.368.

    51. Kogon, et.al., Nazi Mass Murder, с.164.

    52. Czech, AuschwitzChronicle, с.688.

    53. Там же, с.699. У Бенделя упоминается как крематорий IV. В кн.: Czech, AuschwitzChronicle, с.429 – как крематорий V. Объяснение см. в прим. 48.

    54. Цитируется в кн.: Kogon et.al., Nazi Mass Murder, с.150-151.

    55. Там же, с.150. Об извлечении золотых зубов у мёртвых жертв см. также: Mirchuk, In the German Mills of Death, с.101.

    56. Kogon et. al., там же, с.151-152.

    57. Там же, с.167.

    58. Там же, с.166.

    59. Там же, с.166.

    60. См. ниже, прим.100.

    61. Kogon, et al. Nazi Mass Murder, с .166.

    62. Nyiszli, Auschwitz: A Doctor's Eyewitness Account, с .54, 55, 72, 88.

    63. Там же, с.111.

    64. Там же, с.90-91.

    65. См. прим. 46 к главе 4.

    66. Staeglich, Auschwitz, с.156.

    67. Там же, с.155. О несовпадениях см.: Paul Rassinier. Debunking the Genocide Myth. ( Torrance, 1978), с .248.

    68. Butz, Hoax of the Twentieth Century, с .117. Бутц отмечает, что воспоминания Ньисли были опубликованы в Les Tips Modernes в 1951 г.

    69. Ни Бендель, ни Леттиш не упомянуты ни в книге Debunking the Genocide Myth, ни в: Rassinier. The Real Eichmann Trial ( Silver Springs, 1979).

    70. Butz, Hoax, с.117, а также и Rassinier (1962), упомянутый им в качестве источника в прим. 64 на с.295. Бутц, как видно, проглядел важность этого обстоятельства, хотя и использовал английское издание 1960 г. книги Ньисли.
    Рассинье заявил, что общался с Ньисли в 1951 г. через его переводчика Тибере Кремера. Ньисли будто бы передал Рассинье через Кремера, что в Аушвице было убито 2,5 миллиона человек. Рассинье также утверждает, что выяснил в Нью-Йорке, где по словам Рассинье, была в 1951 г. впервые напечатана книга Ньисли, что Ньисли умер до выхода своей книги. Рассинье затем продолжает, что Ньисли умер до того, как смог послать ему вышеупомянутое письмо. Рассинье поэтому сомневается, что Ньисли действительно написал воспоминания. См.: Debunking the Genocide Myth, с. 244-248.
    Никаких документальных доказательств – т.е. переписки, даты смерти и т.п., – что всё это в действительно происходило, Рассинье не представил. Более того, мне не удалось обнаружить ни одного варианта книги Ньисли, напечатанного в Нью-Йорке ранее 1960 г. Я проверил в Нью-Йоркской Публичной библиотеке, искал в электронной поисковой системе World Cat, включающей более 38 миллиона названий. Рассинье возможно всё это выдумал, так как он признаёт, что книга Ньисли была уже опубликована, когда он впервые выдвинул эти утверждения в 1962 г. Как было отмечено выше, в 1960 г., когда книга была опубликована, уже было известно, что Ньисли умер. Рассинье это тоже знал. Проверка по World Cat показывает, что книга впервые была опубликована в 1947 г. в Будапеште на венгерском. Просмотренный мною экземпляр оригинала можно получить в библиотеке Калифорнийского университета. Следующее издание вышло в 1960 г. на английском. Других отдельных изданий между 1947 и 1960 годами не было. Первый французский перевод появился в 1951 г. в журнале LesTips Modernes. Итак, если верить Рассинье, он обращался к несуществующему издателю в Нью-Йорке в 1951 г., за  девять лет до того, как книга там была опубликована!

    71. Там же, с.117. Бутц также искажённо представил оценку возможностей кремации, сделанную Ньисли. Ньисли, как ещё будет отмечено, писал, что в четырёх крематориях можно было ежедневно сжигать по несколько тысяч тел, и в ямах – от пяти до шести тысяч. Бутц это отмечает, но затем пишет, будто Ньисли утверждал, что в двух крематориях можно было уничтожить 10 500 тел. Ньисли этого никогда не писал. На самом деле он писал, что около 10 500 чехов исчезли в этих двух крематориях. На следующий день он видел выезжавший из крематория грузовик с их пеплом. Если Ньисли прав в отношении цифры 10 500, то многие из тел вполне могли быть сожжены в ямах. В этом конкретном случае Ньисли вовсе не утверждал, что был свидетелем газации или кремации. Возможно также, что при газации такого масштаба, происшедшей где-то в 1944 г., были задействованы все крематории, находившиеся в рабочем состоянии, как и реактивированный по этому случаю коттедж-бункер. См. рассказ Ньисли в кн.: Auschwitz: A Doctor's Eyewitness Account, с.92. Ньисли, возможно, ошибался относительно числа 10 500.

    72. Staeglich, Auschwitz, с.194.

    73. Kazimierz Smolen, "The Concentration Camp Auschwitz", в кн .: Smolen, Czech, ред ., From the History of KL Auschwitz, с .10-23.

    74. Carlo Mattogno, "The First Gassing at Auschwitz: Genesis of a Myth", 9 JHR No. 2 (Лето 1989), с .212-213. Маттоньо интерпретирует это свидетельство так, что Смолень о первой газации ничего не знал, а потому этой газации и вовсе не было. В действительности же, Смолень не затрагивает вопроса о первой газации в свидетельстве, воспроизведённом Маттоньо. Свидетельство его также не «демонстрирует неопровержимо историческую несостоятельность» информации Дануты Чех в AuschwitzChronicle, с.85-86, основанной на материалах суда над Хёссом.
    Смолень считает, что русские впервые появились в лагере в октябре 1941 г., в то время, как Чех датирует первую газацию русских 3 сентября 1941 г. Смолень давал свои показания в декабре 1947 г., и вполне возможно, что он просто перепутал дату, учитывая, что свидетельствовал о событиях, происходивших более шести лет назад. Возможно также, что в дополнение к сентябрьской газации 1941 г. имела место и октябрьская.
    Для отрицателей такой способ аргументации вполне типичен. То есть: если есть расхождения по поводу даты события - значит, его вовсе не было. Более того, Маттоньо как видно, проглядел, что если Смолень формально прав в своём свидетельстве, то газация имела место, но после 3 сентября 1941 г., или, что упомянутая им газация происходила вдобавок к сентябрьской. Как будет показано в разделе о Рудольфе Хёссе   в главе 6, судебной экспертизой в настоящее время доказано, что независимо от точной даты, газация в 1941 г. происходила в блоке 11.
    В своём недавнем исследовании Смолень датирует прибытие первых советских военнопленных в Аушвиц концом июня или июлем 1941 г. «Они не были оформлены писарями в рамках обычной регистрационной процедуры.»  См .: «Soviet Prisoners of War in KL Auschwitz»,  в кн .: Auschwitz Statiuseum. Death Books From Auschwitz (London, 1995), т .I, с .116.

    75. Jean-Claude Pressac. Auschwitz: Technique and Operation of the Gas Chambers (NY, 1989), с .429.

    76. NID–15534, 24 ноября 1944 г., в: NMT, т.13, с.370.

    77. R-135, 31 мая 1943 г., в: IMT, т.38, с.373. Английский перевод в кн.: NCA, т.8, с.208.

    78. NID–15647, 27 мая 1948 г., в: NMT, т.13, с.376.

    79. Czech, AuschwitzChronicle, с.638. См. также письменное показание Эмиля Пуля (iil Puhl), вице-президента Райхсбанка во время войны, от 3 мая 1946, показавшего, что «зубное золото» было «взято СС у евреев, жертв концлагерей и других лиц».   PS–3944, в : NCA, Доп . A, с .671.

    80. Текст в кн .: Pressac, Auschwitz: Technique and Operation of the Gas Chambers, с .231.

    81. Jadwiga Bezwinska, Danuta Czech, ред . Amidst a Nightmare Crime (NY, 1992). Общий обзор написанного членами зондеркоманд см . также в : Nathan Cohen, "Diaries of the Sonderkommando",  в кн .: Gutman, Berenbaum, ред .  Anatomy of the Auschwitz Death Camp, с .522-534;  Nathan Cohen, "Diaries of the Sonderkommandos in Auschwitz: Coping With Fate and Reality", 20 YVS (1990), с .273-312.

    82. Staeglich, Auschwitz, с.99.

    83. Bezwinska, Czech,  Amidst a Nightmare of Crime, с.119.

    84. Staeglich, Auschwitz, с.98.

    85. Bezwinska, Czech, Amidst a Nightmare of Crime, с .115.

    86. Staeglich, Auschwitz, с .99.

    87. Lucy Dawidowicz, The Holocaust and The Historians, с .100-101.

    88. Предисловие редактора к кн.: Amidst a Nightmare of Crime, с.7-8.

    89. Там же, с.182, 184.

    90. Serge Klarsfeld. Miorial to the Jews Deported from France (NY, 1983), с .388 (а также 384-385); Czech, AuschwitzChronicle, с .344

    91. Miroslaw Karny, "The Vrba and Wetzler Report", в кн .: Gutman, Berenbaum, ред .,  Anatomy of the Auschwitz Death Camp, с .554.

    92. Английский перевод отчёта см. в кн.: David S. Wyman, ред. America and the Holocaust ( NY, 1990), т.12, с.5-37 (описание газации на с.20); текст также в кн.: Michael Berenbaum. Witness to the Holocaust (NY, 1997), с .262-279; отрывки в кн .: Lucy Dawidowicz. A Holocaust Reader (West Orange, 1976), с .110-119.

    93. Butz, Hoax of the Twentieth Century, с .94-98.

    94. Текст в кн .: Wyman, ред ., America and the Holocaust, т .12, с .79.

    95. Carlo Mattogno, "Jean-Claude Pressac and the War Refugee Board Report", 10 JHR No.4 (Зима 1990/91), с .461-485. Маттоньо игнорирует многие места доклада, точно отражающие факты. Однако, используя кн.: Pressac, Auschwitz: Technique and Operation of the Gas Chambers для опровержения неточных мест в докладе, Матоньо в действительности предоставляет множество свидетельств того, что доклад верен в общих чертах.

    96. Czech, AuschwitzChronicle, с .429.

    97. Piper, "Gas Chambers and Criatoria", с .166. Газовые камеры крематориев IV и V, однако, были расположены над землёй. Czech, AuschwitzChronicle, с.358. Крематорий III был одного проекта с крематорием II.

    98. Pressac, Auschwitz: Technique and Operation of the Gas Chambers, с .211.

    99. Там же, на с.373, 375 см. тексты этих шести писем.

    100. Фото с комментарием см. в кн.: Dino Brugioni, Robert C. Poirier. The Holocaust Revisited: A Retrospective Analysis of the Auschwitz-Birkenau Extermination Complex (CIA,  1979), с .11. На фотографии опознаются крематории II и III, или, соответственно, I и II в настоящей работе. Пояснения см. выше в прим. 48. См. также: Piper, "Gas Chambers and Criatoria", с.167.

    100a. Фотография воспроизведена в кн .: Pressac, Auschwitz: Technique and Operation of the Gas Chambers, с .340.

    101. Czech, AuschwitzChronicle, с.352.

    102. Staeglich, Auschwitz, с.95.

    103. Czech, AuschwitzChronicle, с.356.

    104. Там же, с.483.

    105. Staeglich, Auschwitz, с.96-97.

    106. Kogon et. al., Nazi Mass Murder, с.174.

    107. Jan Grotum, Thomas Parcer, "Computer Aided Analysis of the Death Book Entries", в : Death Books from Auschwitz, т .I, с .223.

    108. Lingens-Reiner, Prisoners of Fear, с .86. См. в особенности: Tadeusz Paczula. "Office Procedure in KL Auschwitz", в кн .: Death Books from Auschwitz, т . I, с .55. Пачула вёл регистрацию смертей . .

    109. См . прим . 114 к главе 1.

    110. Kogon et al, Nazi Mass Murder, с .160. Этот документ находится в Государственном музее Аушвица.

    111. Текст меморандума см. в.: Jeriy Noakes, Geoffrey Pridham. Nazism 1919-1945 (Exeter, 1988), т.3, с.1184. Данные регистрации в кн.: Czech, AuschwitzChronicle, с.347.

    112. Текст приведён в : Wyman, ed., America and the Holocaust, т .12, с .38-43; Berenbaum, Witness to the Holocaust, с .281-283.

    113. Randolph Braham. The Politics of Genocide (NY, 1994, 2-е изд .), т .2, с .1403-1405.

    114. Czech, Auschwitz Chronicle, с .627.

    115. Там же , с .628.

    116. См. подборку документов в кн.: Reimund Schnabel. Macht Ohnioral (Frankfurt,  1957), с.269-282. См. также в: Robert Jay Lifton, Amy Hackett. "Nazi Doctors", в кн.: Gutman, Berenbaum, ред., Anatomy of the Auschwitz Death Camp, с.304-307;  Hermann Langbein. "SS Physicians in KL Auschwitz",  в : Death Books from Auschwitz, т .1, с .66; Wladyslaw Fejkiel. "Ethical and Legal Limits of Experimentation in Medicine - in Connection With Professor Clauberg's Affair",  в кн .: Smolen, Czech, ред ., From the History of KL Auschwitz, с . 97-117; Friedman, This Was Oswiecim, с .47-49.

    117. Czech, AuschwitzChronicle, с .699.

    118. Hoess, Death Dealer, с .36-37 и прим . 36 и 37 к настоящей главе о кремациях на открытом воздухе.

    119. Yitzhak Arad. Belzec, Sobibor, Treblinka: The Operation Reinhard Death Camps

    (Bloomington, 1987).

    120. Zygmunt Klukowski. Diary From the Years of Occupation, 1939-1944 (Illinois, 1993), с .191. См. также его записи 1942 года о массовых расстрелах евреев. Об аналогичных наблюдениях в других дневниках см.: Daniel Goldhagen. Hitler's Willing Executioners: Ordinary Germans and the Holocaust (NY, 1996), с .105.

    121. Polish Fortnightly Review,  1 декабря 1942.

    122. Carlo Mattogno, "Thiyth of the Extermination of the Jews: Part II", 8 JHR No. 3 (Осень 1988), с .273, нападает на сообщения о газовых камерах ввиду их противоречивости . Маттоньо больше преуспел в отыскании разноречий, чем в объяснении того, что же случилось с евреями. В I части своей статьи, опубликованной в 8 JHR No. 2 (Лето 1988), он не смог представить каких-либо документально обоснованных объяснений того, что произошло с евреями, хотя, по-видимому, и просмотрел с этой целью множество документов, включая документы британского министерства иностранных дел. Поэтому понятно, почему он предпочитает сосредоточиться на показаниях свидетелей, а не на демографических данных. В отношении аргументов Маттоньо по поводу газовых камер и устранения трупов см с.198-201 и главу 10 настоящей работы.

    123. Там же, часть II, с.281-285. Маттоньо суммирует различные расхождения  относительно крематориев и того, какой из них вышел из строя. Однако, нападая на свидетелей, он не говорит, что при наличии такого количества разногласий, мы могли бы логическим образом усомниться и в самом существовании крематориев. См. главу 10 для всестороннего анализа технологии устранения трупов в Аушвице, где показано, что свидетельства очевидцев на эту тему поддерживаются доступной документацией.

    124. Samuel Willenberg. Surviving Treblinka (NY, 1989).

    125. Jankiel Wiernick. "One Year in Treblinka",  в : Alexander Donat, ред . The Death Camp Treblinka (NY, 1979), с .147-188.

    126. См статьи в кн .: Donat, тамже . Лучший анализ свидетельств очевидцев из Белжеца, Собибора и Треблинки см. в кн.: Arad, Belzec, Sobibor. Treblinka.

    127. См. в: Arad, там же, с.66, 81, 138, 158, 352.

    128. См. решение суда в: Donat, ред., Death Camp Treblinka, с.297, цитирующее показания Забецкого, называемого Францишек З. Его воспоминания были изданы по-польски в 1977 г. На другие языки они не переводились.

    129. Arad, Belzec, Sobibor, Treblinka, с .69.

    евреев   примером   Холокоста"   Бутца   отрицателей   время   Число   образом   человек   была   Сэннинга   Аушвиц   камеры   Следует   войны   этих   депортированных   Отрицатели   вопрос   Германии   евреями   книги   ЧАСТЬ   свидетельства   депортации   газации   автора