| евреев | примером | Холокоста" | Бутца | отрицателей | время | Число | образом |
  • Sitemap
  • Contact
  • Джон Циммерман "Отрицание Холокоста"
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. Предисловие автора
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. ГЛАВА 8
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста.
  • ГЛАВА 10
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста.
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста.
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста.
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. Введение.
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. Глава 1. Численность евреев в Польше
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. Глава 2. Численность евреев в Советском Союзе
  • ГЛАВА 3
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. Мемуарные свидетельства об Аушвице
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • Джон Циммерман. Отрицание холокоста. ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8

    Дэвид Ирвинг и Теодор Кауфман

    В предисловии к этой работе упоминалась книга, в которой утверждалось, что президент Джон Ф. Кеннеди не был убит в Далласе 23 ноября 1963 г. В главе 5 отмечалось, что в показаниях свидетелей имелись противоречия относительно направления, с которого раздались смертоносные выстрелы. Добавим к этому, что и тело президента не было сделано доступным для публичного обозрения и очень немногим было позволено его увидеть. Можно вспомнить, что и мозг президента каким-то образом исчез. Правда, существуют снимки выстрелов. Но снимки можно подделать, а если они даже и настоящие, то всего лишь показывают, что в Кеннеди стреляли. Не может ли быть, что он всё же остался жив?
    Можем ли мы на этом основании считать, что есть хоть какая-то разумная причина сомневаться в смерти Кеннеди? И что среди учёных и в средствах массовой информации существует  альтернативное «направление мысли»? Тех, кто считают, что Кеннеди был убит, можно было бы называть ассасинистами, а сомневающихся в этой официальной версии – ревизионистами.
    В Интернете существует так называемое Общество плоской Земли. Члены его искренно верят, что Земля плоская. И что существует разветвлённый многолетний заговор учёных, утверждающих, что Земля круглая. Подобные идеи заговора доминируют и среди отрицателей Холокоста. Так что, мы можем констатировать наличие двух направлений мысли в этом вопросе?  Следует ли одно из них принимать столь же серьёзно как и другое? Будем ли мы называть «плоскоземцев» ревизионистами, а тех, кто считает Землю круглой – «круглистами»? Отрицатели считают, что идёт дискуссия о том, произошёл ли Холокост на самом деле. Но для историков этот вопрос не подлежит обсуждению, так же как не подлежит обсуждению вопрос о шарообразности Земли. Есть дискуссия между отрицателями и их критиками, такими, как анти-отрицательские интернет-группы Holocaust History Project (http ://www .holocaust -history .org ) и Nizkor (http ://www .nizkor .org ).
    Если исходить из того, что нелепо было бы уделять одинаковое внимание тем, кто утверждает, что президент Кеннеди не был убит, или тем, кто считает, что Земля плоская, то стоит только посмотреть на аргументы отрицателей Холокоста. Отрицатели себя считают направлением мысли, заслуживающим такого же внимания, какое уделяется другой стороне. Они создали ложную дихотомию, назвав себя ревизионистами, а историков – «экстерминационистами». Ревизионист, однако, это тот, кто оспаривает толкование какого-нибудь исторического события, а не сам факт этого события. Ярким примером ревизионизма в США было движение некоторых историков и писателей, начавшееся в конце 1950-х гг., обвинявшее США, а не Советский Союз в разжигании холодной войны. Идеи этого движения с тех пор давно дискредитированы. Как бы то ни было, эти люди были ревизионистами в истинном смысле этого слова. Если бы нынче явился автор, утверждающий, что холодной войны никогда не было и что советско-американские отношения после II мировой войны были в действительности достаточно хороши для союзников, преследовавших общую цель, то такой автор был бы отрицателем.
    Ревизионистские направления мысли бывают обычно способны привлечь на свою сторону по крайней мере некоторых известных личностей и учёных. Ревизионистам холодной войны удалось найти в университетских кампусах некоторое количество учёных, которые обеспечивали им кредит доверия в средствах массовой информации и в широких кругах общественности. Историк Роберт Конквест показал, что у Сталина в его лучшие времена было очень много сторонников среди интеллектуалов и знаменитостей, поддерживавших его политику.1 Даже красные кхмеры нашли себе твёрдую поддержку в лице хорошо известного американского левого мыслителя и учёного Наума Хомского, отрицавших их вину в массовых убийствах.2
    Поэтому неспособность движения отрицания Холокоста привлечь на свою сторону хоть какой-то крупный талант из академической среды и средств массовой информации в некотором смысле удивительна. Когда Journal of Historical Review начал издаваться в 1980 г., некоторому числу преподавателей истории в американских колледжах были разосланы бесплатные экземпляры с сопроводительным письмом. Но сам журнал признаёт, что эти старания не увенчались успехом. От историков пришло много недружелюбных писем, а посланные экземпляры были возвращены. Ряд историков обратился в Организацию американских историков с протестом против предоставления их адресов для рассылки журнала. Организация американских историков принесла извинения. Это вызвало комментарии со стороны журнала в том смысле, что «Организация американских историков послушно подчиняется своим духовным хозяевам» и что на очереди - извинение перед Антидиффамационной лигой, мировым еврейством и маленьким еврейским служащим из химчистки…»3  Поведение журнала во всей этой истории является, наверное, лучшей иллюстрацией причин, по которым эти историки уклонились от его авансов.
    Можно было бы ожидать, что хоть в Германии отыщется несколько сочувствующих историков. В конце концов, в Германии во времена нацизма были всякого рода  историки, готовые фабриковать любые басни о евреях.4 Но даже в Германии отрицатели потерпели неудачу. В 1993 г. они приложили много усилий, чтобы завербовать известного германского историка Эрнста Нольте. Заполучить Нольте для их движения было бы действительно большой удачей. Но журнал вынужден был признать, что Нольте считал установленным фактом, что от пяти до шести миллионов евреев было уничтожено.5
    Нольте, и в самом деле, был главной движущей силой в так называемом «споре историков», известном на немецком как Historikerstreit. Дебаты велись вокруг ряда вопросов, один из которых сводился к тому, носило ли истребление немцами евреев уникальный характер или же было простым массовым убийством в стиле Сталина. С содержательной стороны эта дискуссия не обещала отрицателям ничего хорошего, так как никто из историков, даже из тех, кто не считал Холокост уникальным явлением, не отрицал, что он имел место. Нольте, например, писал:
    «… акты агрессии, предпринятые Третьим Райхом, уникальны… уничтожение нескольких миллионов европейских евреев – а также и многих славян, душевнобольных и цыган – является, с точки зрения мотививации и исполнения, беспрецедентным. Это вызывало небывалое ощущение ужаса, в особенности из-за холодной, бесчеловечной, технической точности работы газовых камер.»6

    И в этом – истинный кризис отрицания Холокоста. Дело вовсе не в том, что аргументы их несостоятельны:  в академической среде всегда находилось достаточно людей, готовых поддержать и несостоятельные аргументы. Дело в неспособности привлечь историков калибра Нольте для поддержки этих несостоятельных аргументов. Таким образом, когда отрицатели требуют для себя равного времени для представления своих аргументов, то в действительности они требуют, чтобы их принимали всерьёз. Но если никто из имеющих имя в академическом мире не принимает их всерьёз, то почему это должен делать кто-то другой? Единственное право, на которое могут претендовать отрицатели, это право на свободу слова.

    ДЭВИД ИРВИНГ

    Перелом наступил – точнее, такое было поначалу впечатление – с появлением на сцене  в конце 1980-х гг. английского автора Дэвида Ирвинга. Действительно ли Ирвинг является историком – требует отдельного обсуждения. Но справедливости ради надо признать, что Ирвинг очень способный автор и плодовитый исследователь. Он ведёт  розыскания в архивах и в личных бумагах тех деятелей, о которых пишет.
    Следует, однако, иметь в виду, говоря об Ирвинге, что его собственные исследования косвенно подрывают позиции отрицателей, так как он не сумел обнаружить никаких следов плана по переселению евреев, находящихся под властью Германии. Если бы такой план существовал, Ирвинг его безусловно бы обнаружил в архивах. Но ни в одной из своих работ со времени обращения в отрицательство в конце 1980-х гг. он даже не попытался объяснить, что же в действительности произошло с европейскими евреями. Ирвинг фактически вообще не писал о Холокосте, а сосредоточился на деятелях Третьего Райха и на изображении войны с немецкой точки зрения. Находки Ирвинга поэтому имели для отрицателей ограниченную ценность. С другой стороны, Ирвинг действительно пользуется международной известностью, чего нет у других отрицателей. Поэтому, оспаривая Холокост, он достигает более широкой аудитории.

    Сближение Ирвинга с отрицателями началось в 1977 г. с публикации его книги Hitler`s war (Война Гитлера). До этого он написал несколько книг о войне, довольно хорошо принятых. В книге «Война Гитлера» Ирвинг не отрицал Холокоста. Он однако  выдвинул поразительное утверждение о том, что Холокост был осуществлён Генрихом Гиммлером, вторым по значению лицом Третьего Рейха, за спиною Гитлера. Гитлер, уверяет Ирвинг, о Холокосте фактически не знал до конца 1943 г.   К тому времени большая часть евреев уже погибла.

    «Война Гитлера» не имела успеха. Грубо говоря, она стала чем-то вроде посмешища среди историков, специализирующихся на этой теме. Нарекания вызывали не только его утверждения о Холокосте, но и многие другие ошибки, обнаружившиеся в книге.  Историк Джон Лукач (Lukacs), сам будучи ревизионистом (в первоначальном значении этого слова), отмечал, что книга – «возмутительна... содержит сотни ошибок: в именах, датах, и что ещё хуже, в суждениях о событиях, в том числе, о битвах, которых в действительности не было».7 Историк Вальтер Лакёр (Laqueur) писал, что причины «недостатков книги лежат глубоко», что «книга представляет интерес для нескольких десятков военных историков, способных отделить новые факты от старых выдумок, новый документальный материал от беспочвенных утверждений, искажений и чистой фантазии».8  Обозреватель официального издания Американской исторической ассоциации написал, что «главная слабость его книги носит профессиональный, а не полемический характер. Любой обрывок свидетельства в ней растягивается до пределов правдоподобия, и еврейский вопрос тут только один из примеров.»9  Историк Третьего Райха Бредли Ф.Смит (Bradley F.Smith), не путать с отрицателем Бредли Р.Смитом (Bradley R.Smith), писал: «Тома могут быть и, наверное, будут написаны о том, как искажается в представлении Ирвинга любой аспект II мировой войны…».10  Две глубоких и уничтожающих рецензии были написаны немецким историком Мартином Брошатом11 и историком Третьего Райха Чарльзом Сиднором.12
    Главным доказательством того, что Гитлер не отдавал приказ к уничтожению евреев, и даже стремился его предотвратить, стала рукописная запись в книге телефонограмм  Гиммлера. Ирвинг приводит следующий вариант записи: «Транспорт евреев из Берлина. Никаких ликвидаций.»13  Комментаторы отметили очевидное: приказ касается только одного транспорта, но не запрещает ликвидации вообще. Если же прочесть запись полностью, то становится ясно, что причиною, по которой Гитлер не желал уничтожения этого конкретного транспорта, было предположение, что в поезде находится сын советского министра иностранных дел. Полностью запись читается так: «Арест д-ра Екелиуса (Jekelius). Предположительно сын Молотова. Транспорт евреев из Берлина. Никакoй ликвидации.»14
    Главной неувязкой, как отмечено многими критиками, было то, что Ирвинг тут сам опровергает свои собственные тезисы. Как мог Гитлер не знать об уничтожении евреев, если он приказал не ликвидировать этот конкретный транспорт? Чтобы дать такой приказ, он должен был знать, что первоначально этот транспорт был предназначен для ликвидации.15 Даже немецкий историк Эрнст Нольте, который, как будет показано, защищает Ирвинга по некоторым пунктам, писал, что «это была самая слабая часть книги. При более внимательном прочтении, телеграмма говорит нечто прямо противоположное тому, что утверждает Ирвинг.»16
    Как же, в таком случае, может Ирвинг интерпретировать телеграмму, подтверждающую информированность Гитлера о программе уничтожения как нечто, демонстрирующее обратное? Возможно, самое убийственное высказывание о главной проблеме Ирвинга принадлежит историку Джон Лукачу, писавшему, что ошибки Ирвинга «не являются результатом поверхностного изучения. … Они предсравяют собою результат господствующей над его разумом тенденции.»17  Тенденцией разума Ирвинга на протяжении 20 с лишним лет было стремление оправдать преступления Гитлера.
    Одним из главных аргументов Ирвинга было то, что никакого письменного приказа  Гитлера об уничтожении евреев так и не было найдено. Ирвинг делает из этого вывод, что такого приказа и не было. Чарльз Сиднор отмечал, что природа власти Гитлера в связи с предысторией программы уничтожения  «делала письменные указания по убийству евреев Европы ненужными».18
    Более того, как отмечалось в главе 1, один из уполномоченных по обороне Райха приказывал уничтожать «секретные документы о лагерных сооружениях и средствах устрашения в концентрационных лагерях» и об «уничтожении некоторых семей и т.п.». Такое распоряжение было отдано поскольку «это были тайные приказы фюрера».19
    Ирвинг, по-видимому, не учитывает то обстоятельство, что если бы такой письменный приказ и существовал, то этот документ был бы, по всей вероятности, уничтожен до капитуляции Германии. Один из рецензентов Ирвинга отмечает, что «наиболее правдоподобным объяснением, конечно, является то, что в реальности имело место заметание следов, жертвой которого стал и сам бедолага Ирвинг».20
    Для того, чтобы приписать вину в истреблении евреев Гиммлеру, противопоставляемому Гитлеру, Ирвингу пришлось игнорировать очень многие свидетельства. Задача его усложнялась тем обстоятельством, что, по его утверждению, Гитлер до 1944 г. не знал об истреблении евреев. Ключевым доказательством,  связывающим Гитлера с уничтожением евреев, был доклад Гиммлера Гитлеру, датированный декабрём 1942 г., цитировавшийся ранее в главе 2. В докладе указывается под рубрикой: «Евреев казнено» общее число в 363 211 человек, а 23 000 других указаны как убитые в Советском Союзе за четырёхмесячный период 1942 года . Доклад был получен 31 декабря 1942 г. и в получении расписался, проставив свои инициалы, адьютант Гитлера.21  Ирвинг вскользь упоминает этот доклад в книге «Война Гитлера», никак не пытаясь примирить его со своими утверждениями о неосведомлённости Гитлера насчёт геноцида.22 Причина этому ясна: этот документ представляет собой рапорт подчинённого, выполняющего приказы своего начальника и держащего того в курсе относительно хода выполнения этих приказов. Следующее доказательство прямой осведомлённости Гитлера об этих событиях – радиограмма шефа гестапо Генриха Мюллера, в которой говорится: «С настоящего момента текущие донесения о работе айнзацгрупп будут направляться фюреру.»23
    Больший объём информации стал доступен в связи с находками трофейных немецких документов в недавно открытых для исследователей советских архивах. В заметке Гиммлера от 18 декабря 1941 г., сделанной после встречи с Гитлером, говорится: «Еврейский вопрос/ должны быть уничтожены как партизаны».24
    В период 1941–1943 гг. Гитлер несколько раз упоминал об уничтожении евреев, но все эти высказывания были проигнорированы Ирвингом, поскольку они доказывали несостоятельность его теории.25  21 октября 1941 г. Гитлер заявил: «Уничтожив эту чуму, мы совершим подвиг во имя человечества…». 1 января 1942 г.: «Не еврей уничтожит народы Европы; он сам станет жертвой собственных махинаций».

    25 января он заявлял: «Еврей должен убраться из Европы… Я вижу только один выход – полное уничтожение, если они не уйдут добровольно». Германия, однако, воспретила  еврейскую эмиграцию с территорий, оккупированных ею, за несколько месяцев до этого. 30 января 1942 г. Гитлер провозгласил: «эта война кончится не уничтожением европейских народов, как воображают евреи, нет, результатом будет уничтожение  еврейства». 24 февраля 1942 г.: «война уничтожит не арийское человечество, она уничтожит евреев».

    30 сентября 1942 г. Гитлер ссылался на свою более раннюю речь, в которой он угрожал евреям уничтожением, если они развяжут новую мировую войну. Он возвестил: «Я буду прав и в этих своих пророчествах». Сославшись на ту же речь об уничтожении евреев в своём выступлении 8 ноября 1942 г., он заявил: «Люди всегда смеялись над моими пророчествами … из них бесчисленные больше не смеются. ..».   24 февраля 1943 г. он снова вернулся к этой теме: «Борьба кончится не уничтожением арийского человечества, а уничтожением еврейства в Европе…».
    В одной из последних своих бесед, записанной его секретарём 2 апреля 1945 г., Гитлер утверждал, что «национал-социализм заслужил вечную благодарность за то, что я искоренил евреев в Германии и Центральной Европе (die Juden aus Deutschland und Mittelеuropa ausgerottet habe)».26 Для Гитлера это было что-то вроде исповеди на смертном одре.

    Можно сказать, что защита Ирвингом Гитлера достигла своего апогея в 1983 г. на конференции отрицателей Холокоста. К этому времени сам он ещё не был отрицателем. Он сказал тогда своей аудитории, –  «Я не собираюсь вмешиваться в идущий здесь спор о том, что в действительности происходило в Аушвице или других лагерях уничтожения или концлагерях.»27 Он однако повторил лживые утверждения, сделанные в книге Hitler’s War, о том, что Гитлер запрещал убийства евреев. На этом основании Ирвинг выдвинул возможно самое поразительное утверждение в своей неоднозначной карьере:

    «Все свидетельства говорят в пользу моей теории о том, что возможно самым большим другом евреев в Третьем Райхе, а особенно после начала войны, был Адольф Гитлер. Он делал всё, что мог, для предотвращения случившихся с ними ужасных вещей.»28

    Читатель этих строк, хоть с какими-то познаниями в истории XX века, встретит, конечно, такое высказывание изумлённым молчанием. И даже серьёзные критики могут от таких высказываний потерять дар речи. Ирвинг был достаточно осторожен, чтобы не повторять эту «теорию» в своих книгах.

    Тем не менее, Ирвинг продолжает цитировать этот предполагаемый приказ о запрещении ликвидаций евреев. В предисловии к изданию 1991 года книги Hitler’s War он критикует своего немецкого издателя за изъятие ссылки на приказ Гитлера не ликвидировать этот отдельный транспорт евреев. «Так фальсифицируется история.»29 Ирвинг так и не ответил своим критикам насчёт того, что этот так называемый приказ в действительности доказывает, что Гитлер знал о программе уничтожения. Возможно, он полагает, что как старейшина, так сказать, гитлеровских апологетов он должен держаться над схваткой.
    В 1988 г. издательство Ирвинга выпустило «Доклад Лёйхтера» (The Leuchter Report), рассмотриваемый в главе 9, в котором утверждалось, что в Аушвице не было газовых камер для уничтожения людей. В своей биографии Гёринга, вышедшей в 1989 г., Ирвинг писал, что депортированные евреи по прибытии к месту назначения устранялись в жестокой форме. Однако он также утверждал, что нет никаких доказательств, что эти убийства совершались систематически. Всякое массовое убийство было результатом конкретного стечения обстоятельств и совершалось местными нацистами.30 Он ничего не сказал об айнзацгруппах и операциях полиции безопасности, проводившихся в Советском Союзе. Так Ирвинг превратился в отрицателя.
    Эта его новая линия, однако, находилась в полном противоречии с содержанием книги «Война Гитлера». В ней он обвинял Гиммлера в истреблении евреев, подтверждая таким образом наличие разработанного плана геноцида, о котором Гитлер якобы не знал. Конкретно, он фокусировал внимание на познаньской речи Гиммлера от 4 октября 1943 г., в которой тот говорил офицерам СС об «истреблении» евреев и на его же речи двумя днями ранее, где он обсуждал убийство женщин и детей. Ирвинг описывает намерения Гиммлера, как они следуют из этих двух речей, в следующих словах: «к концу 1943 г. последние евреи  оккупированной Европы будут физически уничтожены».31
    Именно в этом пункте Ирвинг сделал наблюдение, незамеченное его критиками и показывающее, что книга «Война Гитлера» не совсем лишена достоинств. Ирвинг обнаружил, что Гиммлер отмечал по списку тех, кто не явился на совещание. Ирвинг полагает, что этот список показывает, что Гиммлер хотел таким образом зафиксировать соучастие эсэсовских генералов и прочих, чтобы те потом не могли бы отрицать своей осведомлённости о программе уничтожения.32 [Сомнительная версия: это было рутинное совещание высших командиров СС и полиции, посвящённое широкому кругу вопросов, в котором геноцид еврев вовсе не был главным пунктом повестки дня. – Прим. редактора.]
    Интерпретация Ирвинга интересна, но слаба в двух пунктах. Во-первых, он исходит из того, что эти лица были не осведомлены о проводившейся политике. Во-вторых,  наиболее вероятной причиной того, что Гиммлер хотел, чтобы генералы и другие присутствовали, была та часть его выступления, в которой он заявил, что изъятую у убитых евреев собственность следует использовать для военных нужд Германии, а не для личного обогащения. Мародёрство было серьёзной проблемой в то время. Гиммлер сделал это замечание сразу после пассажа об уничтожении евреев.33

    ИРВИНГ ОБ АЙХМАННЕ (Эйхмане)

    Охотясь за личными бумагами и архивными материалам, Ирвинг получил в руки копию воспоминаний, написанных Адольфом Айхманном до того, как он был схвачен израильтянами и предан суду. Айхманн был руководителем «еврейского реферата» в гестапо и участвовал в транспортировке евреев в лагеря смерти. Он был одним из самых разыскиваемых в списке скрывавшихся нацистов. Ирвинг полагал, что эти воспоминания представляют собой правдивый отчёт о деятельности Айхманна, поскольку они писались не под давлением израильтян. Он также считал, что, судя по этим воспоминаниям, в Аушвице не было предназначенных для людей газовых камер. Однако, точно так же как цитированный выше доклад Гиммлера показывает – в противоположность утверждениям Ирвинга, – что Гитлер в действительности знал о Холокосте, так и эти воспоминания на самом деле опровергают точку зрения Ирвинга.

    Одним из упущений Ирвинга является то, что он, как кажется, не читал протоколов допроса Айхманна израильской полицией. Значение воспоминаний состоит в том, что они, за немногими исключениями, подтверждают совпадение версий, изложенных Айхманном до и после ареста. Копия Ирвинга была опубликована в одном   из отрицательских изданий.

    В этих воспоминаниях Айхманн пишет, что в июле 1941 г. он был вызван в Берлин Райнхардом Гейдрихом, начальником главного управления имперской безопасности (RSHA) вплоть до его убийства в 1942 г. Гейдрих был известен как один из фаворитов Гитлера и второе после Гиммлера лицо в иерархии власти. Операция «Райнхард» по уничтожению польских евреев, была названа в его честь.
    Айхманн утверждает в своих воспоминаниях, что Гейдрих ему сказал: «Я  только что от райхсфюрера СС [ Гиммлера]. Фюрер дал приказ о физическом уничтожении (physischen Vernichtung) евреев.»34  Буквально то же самое показал Айхманн и на допросе в Израиле.35
    Тут Ирвинг натолкнулся на конкретное доказательство того, что Гитлер не только знал о Холокосте, но и сам отдал соответствующий приказ. Поскольку Айхманн это писал до своего ареста, то Ирвингу пришлось прибегнуть к обычной методике отрицателей – переиначиванию исходного смысла высказывания. Именно в этом месте Ирвинг предлагает объяснение, основанное на фантазии и выдаче желаемого за действительное, – одно из тех, которые демонстрируют, почему сообщество историков II мировой войны не принимает его всерьёз. Ирвинг пишет:
    «Я всегда говорил: ''Гитлер не был в это замешан…Гитлер не отдавал приказов, этому нет никаких доказательств.'' И вот Айхманн пишет действительно нечто весьма определённое. Как это объяснить?»

    «Хорошо, если мы только посмотрим на это предложение, то можем сказать, что стоит лишь заменить одно или два слова, и мы получим совершенно иной смысл. Если бы тут стояло не ''Фюрер приказал physische Vernichtung (физическое уничтожение) евреев'', а ''die Aussrottung des Judentums'', искоренeние иудаизма, то смысл был бы совсем другой. Искоренение иудаизма не достигается газовыми камерами и пулемётами…».

    Ирвинг, во-первых, пытается переосмыслить значение слова Aussrottung, означающего «уничтожение». Это будет рассмотрено в следующем разделе настоящей главы. Но даже если мы согласимся с его – ложной – интерпретацией слова Aussrottung, то Айхманн всё же ясно говорит о «физическом уничтожении» и использует слово Vernichtung. Ирвинг также пытается возвратиться к своему старому аргументу насчёт отсутствия письменного приказа Гитлера об уничтожении евреев, стараясь таким образом дискредитировать свидетельство Айхманна. Однако в свидетельстве Айхманна вообще ничего не говорится о письменном приказе.

    Ирвинг далее продолжает цитировать Айхманна как свидетеля массовых расстрелов: «Я видел собственными глазами массовые расстрелы…». Ирвинг, однако, пишет, что Айхманн ни разу не упомянул газовые камеры в своём рассказе о посещении Аушвица. Ирвинг уверен, что это ставит под сомнение факт существования в Аушвице газовых камер для уничтожения людей. Ирвинг констатирует в этой связи, что Айхманн признавал, что «проходил мимо открытого рва, где сжигались трупы, и сказал, что это было адское зрелище, которое он никогда не забудет. Айхманн рассказывает, что комендант Аушвица Хёсс говорил ему, что они делают это по приказу Гиммлера и что это священный долг, возложенный на СС». Ирвинг доказывает, что после таких признаний в своих мемуарах Айхманн обязательно бы упомянул газовые камеры, если бы они на самом деле существовали. Но если бы Ирвинг читал протокол допроса Айхманна израильской полицией, он бы понял, что никакого противоречия в воспоминаниях Айхманна и на этот раз нет, так как он специально отметил, что не хотел видеть в Аушвице никаких газовых камер. Айхманн рассказал израильтянам:

    «… я в Аушвице не ориентируюсь. Дальше комендатуры, что сразу у главного входа, я до того времени не бывал. ... И вот во время езды я увидел большое здание. Это уже было почти как фабрика, огромные дымовые трубы, и тут Хёсс мне сказал: ''Вот это производительность! Десять тысяч!'' В тот момент как раз шло это дело по отделению работоспособных от якобы неработоспособных. То дело с газацией я не смотрел. Не мог. Я бы наверное упал в обморок. ... Но тут он везёт меня к большому рву, который был очень велик, не могу точно сказать насколько, может в сто метров длиной, может в 150 или 180 метров. И там была огромная решётка, железная решётка. И на ней горели трупы. Тут мне стало дурно.»36

    Воспоминания Айхманна, совпадающие с его показаниями о сжигании трупов во рвах, которому он был свидетелем, ещё раз подтверждают существование этого метода устранения трупов.

    Но затем Ирвинг делает удивительное для отрицателя Холокоста признание. Он приводит отрывок из воспоминаний Айхманна о посещении им некоего места через несколько недель после того, как он был свидетелем расстрелов в Минске. Водитель автофургона, на котором ехал Айхманн, предложил ему «взглянуть через глазок в задней стенке фургона, где он увидел группу заключённых в процессе отравления  выхлопными газами». Айхманн, как видно, описал здесь душегубку, из тех, что курсировали по оккупированной советской территории. Ирвинг стремится свести на нет значение этого признания, замечая, что он исходит из того, что «эти эксперименты проводились в весьма ограниченных масштабах...». Иными словами, изо всех возможных пунктов во времени и пространстве Айхманн вдруг оказался точно на месте и во время проведения «экспериментальной» газации!
    Признание в мемуарах Айхманна о присутствии при газации является потому важным, что он рассказывал израильтянам, что «ни в Аушвице, ни в каком-либо другом месте не наблюдал собственно процесса уничтожения», за исключением Минска.37 Он говорил израильтянам, что, находясь в Треблинке, он видел, как «колонна нагих евреев прошла в ... помещение для умерщвления газом».38 Он, однако, не говорил, что непосредственно наблюдал газацию. [Несколько ранее Айхманн рассказал на допросе о посещении им Хелмно (Кульмхофа), где использовались «душегубки»; при этом он был свидетелем как загрузки в фургон живых людей, так и выгрузки из того же фургона трупов, то есть, наблюдал весь цикл уничтожения; ему также было предложено заглянуть в фургон через глазок, но он, по его словам, отказался. – Прим. редактора.]
    Ирвинг, несомненно, имеет в виду, что если Айхманн признал, что был свидетелем газации, хотя и не в Аушвице, то это довод за то, что в Аушвице не было никаких газаций. Таким образом, Ирвинг «признаёт» газации в одном месте (в «душегубке»), чтобы поставить их под сомнение в другом месте (в Аушвице). Только отрицатель Холокоста способен мыслить таким образом. Поскольку в воспоминаниях Айхманна упоминаются открытые ямы, в которых сжигались трупы, то откуда, по мнению Ирвинга, брались эти трупы? Тем более, что Айхманн признаёт, что Хёсс сказал, что делает всё это по приказу Гиммлера.
    Ирвинг полагает, что «комментарии Айхманна к воспоминаниям Хёсса являются уничтожающими». В своих воспоминаниях Хёсс писал, что Айхманн сказал ему, что в Аушвице были убиты 2,5 миллиона евреев и что они обсуждали, какой газ больше всего подходит для целей уничтожения.39   Следует впомнить, что Хёсс утверждал, что убито было только 1,1 миллиона, противореча таким образом Айхманну. Айхманн, однако, писал: «Откуда Хёсс взял эти два с половиной миллиона евреев? Не от меня, уже с точки зрения транспортных возможностей это было бы абсолютно невозможно.» Ирвинг, кроме того, заявляет, что кто-то показывал ему принадлежавший Айхманну экземпляр воспоминаний Хёсса. Рукою Айхманна возле одного из высказываний Хёсса вписано: «Это лживое искажение фактов». В другом комментарии Айхманн сообщает, что он никогда не оставался с Хёссом наедине.40
    Ирвинг, к сожалению, не информирует нас о том, что именно Айхманн посчитал «искажением фактов». Однако, когда израильский следователь зачитал ему ту часть воспоминаний Хёсса, где рассказывалось о том, как они обсуждали, какой газ следует использовать, Айхманн сказал: «Подавляющее большинство этих утверждений – чистая выдумка. Я вижу тут, что он [Хёсс] добивался только одного: обелить своё собственное управление [Hauptamt], главное административно-хозяйственное управление СС во главе с обергруппенфюрером Полем [именно это управление ведало концлагерями – Прим. редактора]; и причём именно в связи с техническими деталями, с которыми тайная государственная полиция [гестапо] вообще ничего общего не имела, он хочет ответственные за это технические подразделения административно-хозяйственного управления СС ... вывести из под удара.»41 Таким образом показания Айхманна и тут совпадают с его воспоминаниями.
    Действительная проблема Ирвинга с мемуарами Айхманна состоит в том, что он не понимает значения того, что читает. Как и большинство отрицателей Холокоста, Ирвинг так преуспел в промывании собственных мозгов, что верит, будто эти воспоминания представляют собою не то, чем они в на самом деле  являются. Айхманн был в 1950-х гг. одним из самых разыскиваемых военных преступников. Воспоминания свои он писал, скрываясь в Аргентине. У него был шанс представить вещи в «истинном» свете. Он, конечно, знал об обвинениях против него и читал то, что написал Хёсс. Нигде, однако, в воспоминаниях Айхманна не может найти Ирвинг такого места, где бы тот в целом отрицал правду о существовании нацистских газовых камер и о геноциде. Полный контекст той части воспоминаний, где упомянут приказ Гитлера об уничтожении евреев, переданный Гейдрихом, это подтверждает. Айхманн пишет, а Ирвинг игнорирует, следующее:

    «…на рубеже 1941–1942 гг. шеф полиции безопасности и СД Гейдрих сказал мне: … ''Я только что от райхсфюрера [Гиммлера]; фюрер отдал приказ о физическом уничтожении евреев.''  Далее он мне сообщил, что райхсфюрер дал инструкции Глобочнику, фюреру СС и полиции в Люблине [уполномоченному руководить операцией ''Райнхард'' по уничтожению польских евреев – Прим. Д.Циммермана],  использовать советские противотанковые рвы для массового уничтожения евреев. Сам я должен буду отправиться туда и представить ему отчёт о ходе выполнения операции… Я выехал в направлении Люблина; не знаю, как называлось это место. Меня сопровождал один [гауптман]. Там я встретил Вирта (Wirth), гауптмана полиции порядка (Ordnungspolizei). Я выразил удивление при виде только что построенного маленького, полностью изолированного дома. И он мне сказал: «Здесь теперь травят газом евреев.»41а [Это в общем совпадает с тем, что Айхманн позднее показал на допросах в Израиле. См.: J. von Lang. Das Eichmann-Protokoll. Часть II. – Прим. редактора]

    Ирвинг замечает, что в своих воспоминаниях Айхманн «рассматривает себя, хотя и довольно спокойно, как соучастника  убийств, поскольку он помогал собирать евреев, отправляемых навстречу судьбе, о которой он мог только гадать.»42 Использование Ивингом слова «гадать» довольно неискренне, поскольку он пытается таким образом дать нам понять, что Айхманн в реальности мог и не знать об участи депортированных. Ирвингу должно бы было быть ясно, что Айхманн делал то же, что и большинство нацистских военных преступников: пытался, по возможности, уйти от ответственности. В этом случае мы видим, как Хёсс и Айхманн перекладывают вину друг на друга.

    В действительности, Ирвингу доподлинно известна степень участия Айхманна в газациях. В книге Hitler’s War, написанной до того, как он стал отрицателем, он упомянул о письме от 25 октября 1941 г., показывающем, что Айхманн одобрил «предложение, чтобы прибывшие в Ригу [евреи] были уничтожены в автомобилях-душегубках (Gaswagen)».42а  Автором письма был референт по еврейскому вопросу в райхсминистерстве по делам оккупированных восточных территорий [Erhard Wetzel], адресатом – райхскомиссар в Риге [Lohse]. В нём обсуждалось предложение Виктора Брака (Brack), специалиста по эвтаназии. Письмо было озаглавлено «Относительно решения еврейского вопроса».

    «...Брак из канцелярии фюрера выразил готовность помочь с оборудованием необходимых помещений и с газовой аппаратурой. ... Поскольку, по мнению Брака, изготовление аппаратуры в Райхе было бы намного затруднительнее, чем на местах, то он полагает самым целесобразным незамедлительно прислать в Ригу своих людей, особенно, своего химика доктора Калльмайера (Kallmeyer), который распорядится насчëт дальнейшего. … Могу добавить, что штурмбаннфюрер Айхманн, референт по еврейскому вопросу в главном управлении имперской безопасности, с этим образом действий согласен. ... По обстоятельствам дела не возникает никаких возражений, если неработоспособные евреи будут устранены при помощи приспособлений Брака.»42в

    Ирвинг прошёл долгий путь с 1977 г. В книге «Война Гитлера» он признаёт, что венгерские евреи были депортированы в Аушвиц.43 Но теперь он заявляет, что Айхманн отправлял венгерских евреев в Германию.44 Ирвинг, однако, не потверждает этого цитатами из самого Айхманна. Напомню, что в главе 3 этой работы показано, что депортированные с мая по июль 1944 г. венгерские евреи никак не могли оказаться в Германии.

    ИРВИНГ О СЛОВЕ "AUSROTTEN"

    Как было отмечено выше при обсуждении воспоминаний Айхманна, Ирвинг пытается утверждать, что немецкое слово «ausrotten» не означает уничтожения или истребления. Почему? Именно это слово Гитлер часто употреблял в своих выступлениях в отношении евреев и поэтому Ирвинг самолично предпринял целую кампанию, чтобы  заставить это слово значить нечто иное, чем то, что оно действительно означает. Ирвинг, свободно говорящий по-немецки и пишущий на этом языке, как кажется, является единственным из говорящих по-немецки авторов книг о II мировой войне, у которого наблюдаются трудности с пониманием этого слова.
    В книге «Война Гитлера» он попытался придать ему более невинный смысл – если оно всплывало в связи с Гитлером и евреями. Так, в ней есть эпизод, в котором Альфред Розенберг, главный расовый идеолог Гитлера, обсуждает речь фюрера, которую тот собирался произнести 14 декабря 1941 года. Розенберг, согласно Ирвингу, сказал Гитлеру: «Я считаю, что не следует говорить о растаптывании (stamping out) иудаизма.»45 В немецком оригинале стоит «Аusrottung des Judentums» – уничтожение еврейства. Чарльз Сиднор (Sydnor), историк Третьего Райха, заметил, что перевод Ирвинга «просто не передаёт точного смысла» этих слов. Сиднор отметил, что, переводя существительное Ausrottung или глагол ausrotten в пассажах, относящихся к Гиммлеру, Ирвинг утверждал, что они означают уничтожение. Например,  в меморандуме адъютанта Гиммлера от марта 1943 г., сообщающем «об ускорившимся уничтожении (Ausrottung) евреев в оккупированной Европе», и в известной познаньской речи Гиммлера 4 октября 1943 г., в которой он говорил об «искоренении»  евреев. В обоих этих случаях Ирвинг перевёл слово Ausrottung как уничтожение.46

    В книге Hitler’s War Ирвинг утверждал, что Гитлер не знал об уничтожении евреев до 1944 г. С того момента, когда Гитлер, по Ирвингу, узнал об уничтожении, это слово стало приводиться в правильном переводе. Например, выступая 26 мая 1944 г., Гитлер сослался на свою более раннюю речь, где он говорил: «...программой евреев является искоренение (Ausrottung) немецкого народа... если еврейство попытается это  действительно сделать, то тогда тем, кто будет искоренён, окажется само еврейство.»47 В одной листовке 1941 года, распространявшейся министерством пропаганды, использовалось слово ausrottеn для описания того, что собираются сделать с Германией евреи.48

    Ранее в этой главе цитировался ряд гитлеровских речей, в которых он открыто бахвалился уничтожением евреев. Эти речи отсылали слушателя к первой речи, в которой он угрожал евреям уничтожением. Гитлер иногда ошибочно указывал на сентябрь 1939 г. как на дату своего пророчества о евреях. На самом деле это было сказано 30 января 1939 г. Он тогда заявил, что если евреи снова ввергнут мир в пучину мировой войны, то «результатом будет не большевизация земли… а уничтожение еврейской расы в Европе».49  В этой речи он использовал слово Vernichtung в смысле «уничтожение». Для Ирвинга это представляло известную проблему, поскольку истинное значение слова Vernichtung ему уже пришлось признать. Например, обращаясь к конференции отрицателей Холокоста, он снова воспользовался своим Ausrottung-аргументом,  заявив, что 30 января 1939 г. Гитлер сказал, что если еврейству «удастся снова развязать мировую войну, то она окончится ''изгнанием евреев из Европы''». Ирвинг, однако, заметил далее в скобках: «думаю, он употребил именно эти слова».50  В действительности, Ирвинг знает, что это не так. Гитлер говорил об «уничтожении еврейской расы» (die Vernichtung der juedischen Rasse), а не об изгнании евреев из Европы.
    Новый немецко-английский энциклопедический словарь Лангеншайдта (Langenscheidt New Muret–Sanders Encyclopedia Dictionary of German-English) переводит глагол ausrotten как выкорчевать, уничтожить, стереть, истребить. Сходные переводы в смысле «уничтожение» даются немецко-английским словарём Шоффлера–Вайса (Schoffler–Weis) и стандартным немецко-английским словарём Хэррепа (Harrap's  Standard German and English Dictionary).51 Одноязычный словарь немецкого языка, которым пользуются сами немцы, – Немецкий словарь Варига (Wahrig), приводит одно из значений для глагола ausrotten как vernichten, а для глагола vernichten – значение ausrotten.52
    Но, вопреки тому, что он сам употреблял ausrotten в значении «уничтожение» в своей книге Hitler’s War, Ирвинг теперь уверяет читателей, что «даже современные немцы не понимают, что эти слова означали тогда. Я пытался вдолбить в головы немецких историков, что тогда слово Ausrottung не значило того, что сейчас…»53  Итак, согласно  Ирвингу, даже немецкие историки несведущи в своём родном языке, равно как и прочие носители немецкого языка. Он не представил никаких доказательств для этих домыслов.
    Кто надоумил Ирвинга утверждать, что прежде это слово означало нечто другое, чем сейчас? Перед лицом всей этой скандальной глупости незамеченным осталось то, что рассуждения Ирвинга почти полностью совпадают с рассуждениями военного преступника Юлиуса Штрайхера, чья газета Der Stuermer постоянно призывала к уничтожению евреев. Правда, Штрайхер имел в виду слово vernichten. Ему предъявили номер его газеты, где использовалось слово vernichtet и сказали: «это означает уничтожить». Ответом Штрайхера было:«Теперь, задним числом, вы можете истолковывать это таким образом, но не в то время.»54 То есть, Ирвинг воспользовался тою же схемой для декриминализации слова Ausrottung, какою пользовался Штрайхер для декриминализации слова Vernichtung. Поэтому, если согласиться со Штрайхером и Ирвингом, то во время II мировой войны в немецком языке вовсе не было слова, означавшего уничтожение.

    ИРВИНГ О ГЁББЕЛЬСЕ

    Йозеф Гёббельс был министром пропаганды нацистской Германии в 1933-1945 гг. Как  проповедник ненависти, он является одною из самых презренных личностей двадцатого столетия. Он не только постоянно пропагандировал уничтожение евреев. Его последним поступком перед тем, как покончить с собой, было убийство шестерых собственных детей – поступок полностью в его духе. Написанная Ирвингом биография Гёббельса возбудила международный интерес. Собиравшееся было публиковать её американское издательство отказалось от этого намерения. История получила широкую огласку. О ней сообщали вечерние выпуски новостей NBC и другие крупные органы массовой информации. Но несмотря на рекламу, сама книга не привлекла такого внимания в академической среде как Hitler’s War. Большая часть рецензий носила неблагоприятный характер. Возможно, историки II мировой войны уже устали от Ирвинга.
    Будучи очень умелым автором, Ирвинг способен даже такую презренную личность как Гёббельс изобразить так, чтобы вызвать к ней некоторое сочувствие. К примеру, у Гёббельса был физический недостаток, нередко заставлявший его страдать. Однако, это должно быть сказано из чувства справедливости, Ирвинг в написанной им биографии Гёббельса не оправдывает его и даже не симпатизирует ему. В отличие от отрицателя Марка Вебера, рисующего Гёббельса в положительных тонах,55 отношение Ирвинга к тому совпадает с отношением других авторов, писавших о Гёббельсе.
    Сложности с книгой Goebbels: mastermind of the Third Reich (Гёббельс: властитель дум Третьего Райха) состоят в том, что её главный герой был неразрывно связан с Гитлером, а Ирвинг не желает признавать за Гитлером той ненависти к евреям, которая была характерна для нацистской партии в 1919-1945 гг. При написании книги «Война  Гитлера» Ирвинг уже был апологетом Гитлера, но ещё не был отрицателем Холокоста. Теперь Ирвинг стал отрицателем Холокоста. Поэтому он должен был постараться представить информацию о Гёббельсе в таком виде, чтобы не обвинить нацистскую Германию в геноциде.
    Тем не менее, следует отметить, что в книге о Гёббельсе Ирвинг не отрицает Холокоста. Он, фактически, не делает этого прямо ни в одной из своих книг. Он даже не отрицает существования газовых камер. Он просто избегает об этом упоминать в своих книгах. Он ставит под вопрос их существование в статье об Айхманне. Конечно, эта статья была опубликована в отрицательском журнале. Что показывает, что для широкой публики Ирвинг пишет в более осторожной манере. В своих радиоинтервью Ирвинг был не вполне последователен. В 1995 г. он говорил журналисту о почти четырёх миллионах погибших в концлагерях от «варварства» и болезней. Однако в следующем интервью он понизил это число до одного миллиона.56
    Ирвинг обычно грозит привлечь к суду любого, называющего его отрицателем Холокоста. Однако отрицающий Холокост «Journal of historical review», печатавший многие статьи Ирвинга и рекламировавший его книги, прямо заявил в 1998 г., что Ирвинг «не верит в историю с шестью миллионами или в газовые камеры».57

    Ирвинг не желает видеть следствий из собственных изысканий в книге о Гёббельсе. Ясно, что антисемитизм Гитлера предшествовал антисемитизму Гёббельса. Ирвинг об этом не упоминает, но известно, что антисемитизм Гитлера датируется самое позднее 1919 годом. Гёббельс в это время ещё не был антисемитом и даже проявлял романтический интерес к одной женщине, наполовину еврейского происхождения. Из повествования Ирвинга ясно, что антисемитизм Гёббельса развился прежде всего под влиянием Гитлера. Ирвинг, однако, не желает сказать об этом прямо.

    Первая четверть книги рассказывает о становлении Гёббельса как нацистского пропагандиста и ненавистника евреев в период до захвата власти нацистами в 1933 г. Данное Ирвингом описание мартовских событий 1933 г., произвело, возможно, наиболее смехотворное впечатление. Это будет рассмотрено на с.163 настоящей работы. Речь идёт о бойкоте нового нацистского правительства со стороны части зарубежных евреев. Ирвинг воспроизводит в этом месте ныне знаменитый заголовок из лондонской Daily Express от 24 марта 1933 г.: «Иудея объявляет войну Германии». Ирвинг утверждает, что экономический бойкот немецких евреев, к которому призвало в конце марта новообразованное нацистское правительство, был вызван мировым еврейским бойкотом. Согласно Ирвингу, «международный еврейский бойкот германских товаров» был спровоцирован « ужасными слухами из Берлина» об обращении нацистов с евреями.

    На изображении Ирвингом этих мартовских событий 1933 г. следует остановиться подробнее, поскольку он не только полностью игнорирует всё, что к ним привело, но и  грубо искажает реакцию евреев на Гитлера. Повествование Ирвинга о формировании  Гёббельса как антисемита в 1920-х гг. вырывается из контекста отношения нацистского движения в целом к евреям и, в особенности,  бескомпромиссного антисемитизма Гитлера. События марта 1933 г., таким образом, представляются Ирвингом как бы в вакууме. Что вполне типично для отрицателей Холокоста, стремящихся обвинить самих евреев в негативном отношении к ним нацистов. Однако то, что Ирвинг знал подлинную правду, видно по книге, написанной Ирвингом до того, как он стал отрицателем Холокоста, но уже был апологетом Гитлера. В ней он писал о Всемирном еврейском экономическом союзе (World Jewish Economic Federation) Сэмюэля Унтермайера (Samuel Untermeyer): «В ответ на бессмысленный нацистский антиеврейский бойкот, его Всемирный еврейский экономический союз организовал в 1933 г. торговый бойкот Германии.»58 Здесь Ирвинг продемонстрировал, что истинная последовательность событий была ему известна.
    Отношение Гитлера и нацистов к евреям было бескомпромиссно уже начиная с 1919 г. В этом году Гитлер написал письмо [летом 1919 г. Гитлер ещё служил в армии на должности лектора-пропагандиста и по предложению своего непосредственного начальника письменно изложил свои воззрения по «еврейскому вопросу» - Прим. редактора], в котором выступал за «рациональный антисемитизм», в качестве «конечной цели» которого «безальтернативно должно быть полное устранение евреев».59 В опубликованном нацистской партией в 1920 г. памфлете говорится, что следует принять меры к тому, чтобы «вымести... повсеместно еврейского паразита железной метлой».60 Официальная программа Национал-социалистской рабочей партии Германии, опубликованная в 1923 г., не могла выразиться более откровенно. В четвёртом из 25 тезисов этой программы говорится, что «только тот, в ком течёт немецкая кровь, может принадлежать к нашему народу. Еврей, поэтому, не может принадлежать к нашему народу.»61  Иными словами, еврей не мог быть гражданином нацистского государства.

    В 1924 г. вышла одна из главных работ, формировавших нацистскую идеологию: «Протоколы сионских мудрецов и еврейская мировая политика» Альфреда Розенберга. Розенберг, позднее ставший главным расовым идеологом нацистской Германии, описывал стремление евреев к мировому господству и манипулированию прочими народами.

    В 1924 г. Гитлер опубликовал Mein Kampf, в которой обвинил евреев в большей части мировых зол. Евреи несут ответственность как за коммунизм, так и за капитализм. Они подрывают расовую чистоту и куют заговоры против человечества. Еврею надлежит давать отпор и ставить его на место любой ценой. «Майн Кампф» – важнейшая декларация нацистов об их еврейской политике, поскольку написана человеком, возглавлявшим нацизм с 1919 по 1945 годы.
    Были и другие важные документы на этот счёт. В 1926 г. Гиммлер написал брошюру под названием «Крестьянин, пробудись!», в котором обвинял евреев в крестьянских проблемах.63   В 1929 г. вышли «Четырнадцать тезисов Германской революции», провозгласившие, что революция должна бороться против расового вырождения. «Борьба эта должна в особенности вестись против евреев…»64  Британский историк Саймон Тейлор (Taylor) собрал целую серию нацистских листовок и открыток, датированных 1919-1933 гг., посвящённых такого рода антисемитской пропаганде.65 Всё это сопровождалось также актами насилия. Даже Ирвинг пишет о нацистской «оргии разрушения» еврейских магазинов в западной части Берлина в 1930 г. и нападениях на евреев в 1931 г.66
    Нацисты таким образом сделали своей мишенью торговые заведения, принадлежавшие евреям. Ирвинг отмечает, что нацисты вымогали у еврейских собственников деньги за покровительство.67 Евреи владели большинством универсальных магазинов в Германии. Четыре из пяти самых больших универсальных магазина или принадлежали евреям или, имели евреев среди своих крупнейших акционеров.68 Еврейские универсальные магазины начиная с 1920 г. регулярно становились мишенью нацистской пропаганды.69 Подобная же ситуация сложилась и в Австрии. С 1930 по 1932 гг. австрийские нацисты призывали к бойкоту еврейских предпринимателей.70
    С усилением власти и влияния нацистов в течение 1932 г., усиливалась и их антиеврейская агитация. Устроенные нацистами антиеврейские беспорядки в феврале привели к аресту 20 нацистов.71 Берлинскому университету нацисты угрожали закрытием, требуя исключения еврейских студентов.72 Нацистская газета советовала всем евреям эмигрировать, заявляя, что Германия будет освобождена от «еврейской заразы».73 За 1932 г. Центральное объединение германских граждан еврейского вероисповедания выиграло 200 исков с требованием прекращения нацистского бойкота.74
    Март 1933 г. был критическим моментом: нацисты установили контроль над правительством. Нацисты напали на Центральное объединение германских граждан еврейского вероисповедания, разграбив его представительства.75 Гёббельс писал в официальном нацистском органе: «Наша ненависть к евреям это не преходящее настроение, а скорее логическое следствие нашей любви к немецкому народу.»76 8 марта перед еврейскими лавками были выставлены пикеты, предупреждавшие публику держаться подальше.77 Тогда же в Дуйсбурге и других городах Рурской области все еврейские магазины были вынуждены закрыться.78 Все еврейские торговцы в городе Аннаберге были арестованы нацистами.79 Во второй неделе марта нацистские штурмовики поддержали бойкот еврейской торговли, организованный милитантными   организациями.80 Репортёр   Chicago Tribune сообщал 9 и 10 марта, что банды нацистов «предпринимают широкомасштабные нападения, терроризирующие оппозицию, в особенности же, евреев… [Нападения совершались] и на мужчин, и  на женщин… Никогда ещё не видел я законопослушных граждан, живущих в таком ужасном страхе.»81
    Отношение правительства к эскалации насилия и бойкотам было выражено Гёрингом,  которому подчинялась прусская полиция. 10 марта он заявил: «Я отказываюсь принять ту точку зрения, что полиция  это команда по охране еврейских магазинов. Нет, полиция ... существует не для защиты еврейских спекулянтов.»82  Погромщики и те, кто был заинтересован в бойкоте, не ошиблись, истолковав эти слова как зелёный свет. 11 марта фюрер СС в Брауншвайге приказал своим людям напасть на еврейские универсальные магазины и разрушить там столько, сколько окажется возможным. Через два дня, в Бреслау, штурмовики преградили еврейским адвокатам и судьям доступ в здания судов. Начиная с 15 марта, «польскому консулу в Лейпциге приходилось почти ежедневно вмешиваться, поскольку даже евреи, являвшиеся польскими гражданами, подвергались дурному обращению.»83
    14 марта стало знаменательным днём. Лига нацистских юристов призвала изгнать из судов «всех евреев».84 Примерно в это же время началось удаление евреев из судов, государственных и муниципальных высших учебных заведений.85 В тот же день американское генеральное консульство в Германии сообщило о нападениях на американских евреев в Германии.86 Ныне известно, что 14 марта американский посол в Германии Уильям Е.Додд отослал «абсолютно конфиденциальное письмо» одному другу в Вашингтоне, в котором высказался за бойкот германских товаров. Он писал, что Америка не должна повторять ошибку немецких евреев, «наивно веривших в разум немецкого народа» и не боровшихся с нацистами.87 Хотя и не получившее огласки в то время, письмо Додда стало, как кажется, первым упоминанием о бойкоте немецких товаров. Американское правительство никогда не принимало идеи бойкота.
    21 марта Геринг заявил: «Это правда, что [еврейские] универмаги подверглись нападению. Я, естественно, был против применения насилия… но не вижу, почему нельзя предостеречь людей против покупок в еврейских универмагах.»88

    Вот на этом-то фоне эскалации насилия и бойкота евреи стали собирать митинги протеста. Многие евреи начали призывать к бойкоту немецких товаров. Однако, еврейские лидеры в Британии и США отказались поддержать бойкот. Гарольд Ласки (Laski), председатель британского Совета еврейских представителей (Jewish Board of Deputies), заметил, что «лидеры колеблются».89 В своей речи перед Советом Ласки сказал, что «немцы имеют право выбирать их собственную форму правления и управлять своим государством в соответствии с их собственными политическими взглядами», но что примириться с  антиеврейскими акциями было бы невозможно. Что касается бойкота, то «Совет представителей в нём не участвует.»90 Аналогичным образом и Американским еврейским конгрессом не было объявлено никакого официального бойкота.91 27 марта немецкое правительство призвало к однодневному бойкоту еврейских предприятий в Германии, назначенному на 1 апреля. Лондонская газета The Times, тем не менее, сообщила на следующий день, что Американский еврейский конгресс не рекомендует бойкотировать немецкие товары.92

    Таковы были события, приведшие к ныне знаменитому заголовку в Daily Express: «Иудея объявляет войну Германии». Тем не менее, сама статья, которую Ирвинг игнорирует, не смогла процитировать ни одного официального заявления еврейских лидеров, которое бы призывало к бойкоту, тем более, объявляло бы войну. О чём в статье действительно говорилось, так это о том, что евреи «выступят в защиту 600 000 немецких евреев, терроризируемых гитлеровским антисемитизмом, и заставят фашистскую Германию покончить с кампанией насилия и подавлёния еврейского меньшинства». Помимо всего прочего, Daily Express издавалась не евреями. Газету выпускал лорд Бивербрук (Beaverbrook), использовавший сенсационные заголовки «для разоблачения своих мелких врагов и защиты своих мелких интересов». В первые годы гитлеровского режима Бивербрук высказывал опасения, что евреи «могут втянуть нас в войну».93

    Этот заголовок в Daily Express эксплуатировался отрицателями и неонацистами долгие годы и Ирвинг, очевидно, принимает его совершенно всерьёз. Он даже воспроизвёл то, что должно бы было быть первой полосой газеты, на странице 164 своей книги о Гёббельсе. Во всём этом есть только один изъян – воспроизведённая им первая полоса не настоящая. В действительности, на первой полосе «Дейли экспресс» от 24 марта 1933 г. был изображён прямо под заголовком сокрушённый и хмурый Гитлер, стоящий, скрестив руки, перед четырьмя судьями раввинского суда. Даже отрицатели, при всех их далеко идущих заявлениях, не утверждали, что такое – Гитлер перед раввинским судом – могло бы действительно иметь место. На воспроизведённой Ирвингом полосе этой карикатуры нет. Смысл удаления карикатуры состоит в том, что никто из увидевших этот заголовок в сочетании с рисунком, не мог бы истолковать его буквально, поскольку стоящий перед раввинскими судьями Гитлер был явной фантазией.94

    Вслед за немецким бойкотом последовало ещё одно значительное событие.

    В конце 1933 г. в докладе министерства внутренних дел земли Вюртемберг были рассмотрены четыре возможных варианта решения еврейского вопроса. Одним из решений было физическое уничтожение (physische Ausrottung). Хотя это решение было отвергнуто, необходимо отметить, «что соответствующее умонастроение уже было в наличии даже на этой ранней стадии существования Третьего Райха».95

    В 1933 г. были приняты законы, закрывавшие для евреев определённые  профессии и лишавшие германского гражданства евреев, получивших его после 1918 г. Ирвинг не упоминает об этих законах. В сентябре 1935 г.  Германия приняла серию антиеврейских расовых законов, известных как «Нюрнбергские законы». В своей книге, толщиной в 721 страницу, Ирвинг уделяет этим законам всего один абзац, только лишь упомянув, что они ограничивали права евреев и полу-евреев. К тому же, он приводит неверную дату.96

    Касаясь антиеврейских беспорядков 1938 года, известных как «Хрустальная ночь» или «Ночь разбитых стекол», Ирвинг обнаруживает готовность возложить вину за них на Гёббельса.97 «Хрустальная ночь» трактуется им как начало конца для немецких евреев.98 Она была использована как повод, чтобы возложить на евреев штраф в один миллиард марок и захватить их собственность. Ирвинг, однако, не желает видеть отпечатков пальцев Гитлера на событиях «Хрустальной ночи», даже если допустить, что тот мог и не знать в точности того, что происходило. «Хрустальная ночь» была, в известном смысле, неизбежным результатом долголетней антиеврейской пропаганды нацистов. В этой связи, Ирвинг игнорирует, возможно, самую важную из записей в дневнике Гёббельса, имеющих отношение к евреям,  в годы непосредственно после захвата нацистами власти. 30 ноября 1937 г. Гёббельс писал:

    «Долго дискутировали [с Гитлером] о еврейском вопросе. … Евреи должны вон из Германии, да даже из всей Европы. Это потребует ещё времени, но так и будет, так должно быть. Это твёрдо решено фюрером.»99

    Гёббельс писал это за два года до начала войны и за год до «Хрустальной ночи». Удивительно, в самом деле, откуда Гитлер мог знать на этой ранней стадии, что все евреи должны будут быть изгнаны из Европы. Готовил ли он уже почву для этого? 

    То, каким образом Ирвинга интерпретирует роль Хаима Вейцмана, типично для его трактовки взаимоотношений между нацистами и евреями. Он пишет, что к 1939 г. личная вендетта Гёббельса против евреев несколько ослабла, «но вспыхнула с новой силой из-за одного из самых неудачных действий с их стороны, когда сионистский вождь Хаим Вейцман формально объявил войну от имени евреев нацистской Германии в сентябре 1939 г.».100 То, каким образом передаёт Ирвинг слова Вейцмана, весьма напоминает разобранную выше историю с заголовком в Daily Express. В действительности, Вейцман никогда и ни от чьего имени не объявлял войну Германии.

    Только Ирвинг и его друзья-отрицатели Холокоста могут верить, что Вейцман имел какие-то надгосударственные полномочия, чтобы говорить от лица всех евреев мира. Вскоре после начала войны Вейцман написал письмо премьер-министру Великобритании о том, что «евреи поддерживают Великобританию и будут сражаться на стороне демократий».101 Стоит подчеркнуть, что нигде в этом письме Вейцман даже не намекает, что говорит от лица всех евреев мира. Кроме того, если евреи действительно объявили Германии войну в 1933 г., как утверждают отрицатели (в связи с заголовком в Daily Express), зачем было Вейцману делать это ещё раз в 1939 г.?

    Ирвинг ссылался в 1977 г. на это письмо, говоря, что «Гитлер несомненно считал это неофициальным объявлением войны со стороны евреев. Он часто упоминал об этом в  последующие годы...» Странно, однако, то, что Ирвинг не приводит никаких свидетельств того, что Гитлер вообще своевременно узнал об этом письме; хотя и известно, что Гитлер на него ссылался, но в июле 1942 г. – почти через три года после его написания.102 Та же проблема у Ирвинга и с Гёббельсом. Министр пропаганды был плодовитым автором и его дневники насчитывают 75 000 станиц – которые, как кажется, Ирвинг все прочитал. Гёббельс всегда писал в своём дневнике о том, что считал заслуживающим внимания. Ирвинг, однако, не приводит ни одной записи из дневников Гёббельса, где упоминалось бы письмо Вейцмана. К сожалению, немецкий историк Эрнст Нольте в этой связи цитирует Ирвинга, считая, что это письмо важным документом.103 Возможно, Нольте больше повезло, чем Ирвингу в обнаружении доказательств того, что Гитлер знал о нём уже в 1939 г.
    Хотя Ирвинг и рассматривает письмо Вейцмана как очень важный документ, он, создаётся такое впечатление, не понимает, почему еврейский лидер должен был заявлять о еврейской поддержке демократических принципов против тоталитарного антисемитского государства. За восемь месяцев до письма Вейцмана Гитлер публично угрожал «уничтожить еврейскую расу в Европе». Не было, кажется, в XX веке другого такого случая, чтобы глава могущественного государства публично грозил в мирное время уничтожением ни в чём не повинному гражданскому населению. Эта угроза стала проблемой для Ирвинга. Дважды в своей книге он упоминает о пророчестве Гитлера, прежде чем объяснить, наконец, читателю, что же это за пророчество.104 Более того, хотя угроза Гитлера прозвучала задолго до письма Вейцмана, Ирвинг сообщает нам, какой именно была эта угроза, лишь много позже рассмотрения письма Вейцмана.

    Ирвинг приводит хорошо известную запись в дневнике Гёббельса от 27 марта 1942 г., где тот пишет о «варварской» процедуре депортации евреев. Гёббельс замечает, что 60% евреев должны быть ликвидированы, остальные 40% будут отправлены на работы. Важной частью этой записи является то место, где Гёббельс отмечает, что операцией руководит «гауляйтер Вены». Им был Одило Глобочник, ответственный за операцию «Райнхард». Гёббельс отмечает, что Глобочник, «проводящий эту операцию, делает это достаточно осмотрительно, не слишком бросающимся в глаза образом».105 Далее в записи следует:

    «Поразившая евреев кара, будучи довольно варварской, полностью ими заслужена. Прорицание, сделанное на их счёт фюрером [в речи от 30 января 1939 г.] в связи с развязыванием ими новой мировой войны, начинает исполняться самым ужасным образом.»106

    Однако, невзирая на эту запись, Ирвинг продолжает утверждать, что ни на одной из 75 000 страниц гёббельсовского дневника не найти приказа Гитлера об уничтожении евреев. Но о чём, по мнению Ирвинга, упоминает Гёббельс в вышеприведённой записи? Что это за не бросающаяся в глаза операция, о которой говорит Гёббельс? Почему она  варварская? И почему Гёббельс связывает всё это с угрозой Гитлера, высказанной в 1939 г., уничтожить евреев Европы? Любой анализировавший запись историк знает, что Гёббельс мог говорить только о газациях, бывших частью операции «Райнхард». Но Ирвинг не сообщает нам о чём, по его мнению, говорит Гёббельс. Ирвинг также по собственной инициативе   цитирует меморандум Гиммлера, где говорится о мнении Глобочника, что вся еврейская акция «должна быть проведена настолько быстро, насколько это в человеческих силах».107   Что, по мнению Ирвинга, это могло бы означать? И снова, он ничего не говорит об этом своим читателям.

    По крайней мере, Ирвинг косвенным образом дискредитирует Артура Бутца, утверждавшего, что дневники Гёббельса или подделаны целиком, или же все компрометирующие пассажи являются интерполяциями фальсификаторов.108
    Ирвинг пропустил некоторые из наиболее саморазоблачительных записей о массовых убийствах в дневнике Гёббельса. 14 декабря 1942 г. он писал: «Я считаю, что и англичане, и американцы рады, что мы расчищаем (aufraеumen) эти еврейские отбросы.»109 [В той же записи читаем: «Еврейская раса подготовила эту войну, она является духовной причиной всех тех несчастий, которые обрушились на мир. Еврейство должно заплатить за своё преступление, как прорицал фюрер тогда в своей речи в Райхстаге: заплатить гибелью (Ausloeschung) еврейской расы в Европе и, может быть, во всём мире.» – Прим. редактора.] 13 марта 1945 г. он записал: «Этих евреев надо, если есть такая возможность, убивать как крыс. В Германии мы, слава богу, об этом основательно позаботились. Надеюсь, что мир возьмёт с нас пример.»110  [В доступном мне издании эта запись датирована 14 марта. – Прим. редактора.] В июне 1942 г. он писал в немецкой газете: «Евреи заплатят уничтожением своей расы в Европе, а возможно, и за её пределами.»111 В одной речи в 1943 года он допустил оговорку, сказав, что иностранные протесты не смогут удержать Германию «от уничт... устранения еврейства».112
    Первое упоминание о реально начавшемся уничтожении евреев Гитлером находится в записи от 19 августа 1941 г., сделанной после встречи с фюрером. Гёббельс пишет:
      «Фюрер убеждён, что его тогдашнее прорицание в Райхстаге [30 января 1939 г.], о том, что если еврейству удастся ещё раз спровоцировать мировую войну, то она закончится уничтожением евреев, начинает оправдываться. Оно становится реальностью в эти недели и месяцы с очевидностью почти зловещей. На востоке евреи должны платить по счетам; в Германии они уже частично заплатили и ещё больше должны будут уплатить в будущем. Их последним убежищем остаётся Северная Америка; но и там им раньше или позже придётся платить. ... Во всяком случае, в мире будущего евреям будет не до смеха.»112а

    Другая ранняя запись времён войны в дневнике Гёббельса обнаружена в недавно открытых советских архивах. Теперь мы знаем, что самое первое упоминание об уничтожении всех евреев было сделано Гёббельсом после встречи с Гитлером в дневниковой записи от 12 декабря 1941 г.. Эта примечательная запись, появившаяся на следующий день после объявления Германией войны Соединённым Штатам, гласит следующее:

    «В отношении еврейского вопроса фюрер решил сделать чистый стол. Он предсказывал евреям, что если они ещë раз развяжут мировую войну, то им придëтся пережить своë собственное уничтожение [Vernichtung]. Это были не пустые слова. Мировая война развязана, и уничтожение [Vernichtung] евреев должно стать её необходимым следствием.»112b

    Значение этой записи состоит в том, что в ней Гёббельс цитирует высказывание Гитлера об уничтожении всех евреев, в то время как запись от 19 августа может быть истолкована в том смысле, что поскольку в ней речь о Востоке, то уничтожены должны быть только евреи на оккупированных советских территориях.

    Манера Ирвинга, демонстрируемая в биографии Гёббельса, несколько напоминает его же методику в «Войне Гитлера». В книге 1977 г. года Ирвинг пытался переложить вину за  Холокост на Гиммлера и оправдать Гитлера. Но к 1996 г. Ирвинг стал уже отрицателем Холокоста. И тактика его состоит в том, чтобы изобразить Гёббельса более  радикальным в еврейском вопросе чем Гитлер.113 В отличие от «Войны Гитлера», где Ирвинг готов был признать существование плана уничтожения евреев, на этот раз он ничего не говорит о подобном плане. Он буквально игнорирует всякое свидетельство, показывающее, что массовые убийства были действительно частью хорошо продуманного плана.  
    Ирвинг также пытается создать впечатление, что Гитлер не хотел бы ничего предпринимать в связи с еврейским вопросом до окончания войны. Для этого он цитирует меморандум одного из помощников Гитлера. Но в то же время в ссылке Ирвинг цитирует и слова Гёббельса о том, что Гитлер в еврейском вопросе был непреклонен: «Евреи должны исчезнуть из Европы, если понадобится, с применением самых бесчеловечных методов.»114  [Эта запись датирована 20 марта 1942 г., днём, когда началась третья волна депортаций евреев, в ходе которой более 50 тысяч человек из Германии, Австрии и Чехии были отправлены в гетто дистрикта Люблин, где проводилась операция «Райнхард». Имеет смысл привести и некоторые другие записи Гёббельса, относящиеся к тому же периоду.

    7 марта: «Еврейский вопрос должен быть решён в общеевропейских рамках. В Европе имеется ещё более 11 миллионов евреев. Мы должны будем сконцентрировать их на Востоке; вероятно, после войны можно будет отвести им какой-нибудь остров, например, Мадагаскар. Во всяком случае, в Европе не будет покоя, пока евреи не устранены без остатка из европейского региона.»

    16 марта: «Носителями всей партизанской активности являются политические комиссары и прежде всего евреи. Поэтому представляется необходимым расстреливать евреев в более широком масштабе.»

    27 марта (продолжение записи об операции «Райнхард», цитировавшейся частично выше на с.162-163): «В этих вопросах для сентиментальности места нет. Евреи уничтожат нас, если мы не будем защищаться. Это борьба не на жизнь, а на смерть между арийской расой и еврейской бациллой. Ни одно другое правительство, ни один другой режим не смогли бы решить эту проблему в корне. И здесь фюрер является непреклонным сторонником и пропагандистом радикального решения, которое вытекает из положения вещей и потому представляется неизбежным. Слава богу, теперь во время войны мы располагаем целым рядом возможностей, которых у нас не было в мирное время. Мы должны их использовать. Освобождающиеся гетто в городах Генерал-губернаторства будут теперь заполнены высланными из Райха евреями, затем, некоторое время спустя, процесс должен будет повториться с начала. Еврейству теперь не до смеха, и за то, что его представители в Англии и Америки сегодня организуют и пропагандируют войну против Германии, должны очень дорого платить его представители в Европе, что, конечно, представляется и совершенно оправданным.»

    27 апреля: «Я ещё раз подробно обговариваю с фюрером еврейский вопрос. Он неумолим. Он желает абсолютного вытеснения евреев из Европы. Это и правильно. Евреи причинили нашей части света столько страданий, что и самое жестокое наказание, к какому их можно приговорить, будет ещё слишком мягким.» – Прим. редактора.]
    У Ирвинга возникает сложность с одной из записей Гёббельса, касающейся разговора, который у него только что состоялся с Гитлером. Ирвинг приводит следующую цитату:

    «Фюрер снова выразил решимость беспощадно рассчитаться с евреями Европы. В этом вопросе недопустимы никакие сентиментальные отговорки. Катастрофа, которую евреи теперь переживают, заслужена ими. ... Нам следует ускорить этот процесс с холодной беспощадностью...»115

    Ирвинг представляет эту запись таким образом, что читатель может предположить, что «рассчитаться» не подразумевает убийств. Однако при цитировании Ирвинг опускает, проставив многоточие, самую важную и разоблачительную часть записи, в которой  Гёббельс говорит: «Их гибель [Vernichtung] будет идти рука об руку с гибелью [Venichtung] наших врагов.»116 Тут Ирвинг столкнулся с явной дилеммой, поскольку  Гёббельс ясно пишет, что Гитлер ему только что сказал о «Vernichtung» (уничтожении) евреев. Поскольку даже Ирвинг не пытается отрицать значения слова Vernichtung, то раскрытие истинного содержания этого пассажа разрушило бы тезис о том, что дневники Гёббельса якобы ничего не говорят об исходящем от Гитлера приказе об уничтожении евреев. Все историки поняли значение этой записи. Интересно также, что Ирвинг не указывает даты и источника для этой цитаты.

    Другая разоблачительная запись, полностью проигнорированная Ирвингом, датируется 13 мая 1943 г. Гёббельс пишет о разговоре с Гитлером о «Протоколах сионских мудрецов» и об угрозе человечеству со стороны евреев. Гитлер рассказывает  Гёббельсу о еврейской угрозе. Особую опасность представляют собой евреи для обществ с высоким уровнем цивилизации. По мнению Гитлера, «у современных наций, поэтому, не остаётся никакого другого выбора, кроме искоренения евреев…»117 Ещё раз Гитлер прямо говорит Гёббельсу об уничтожении евреев.
    Интересно, однако, что Ирвинг всё ещё не стесняется писать о роли Гиммлера в массовых убийствах евреев. Как пример, он приводит речь, произнесённую Гиммлером в Позене (Познань) 26 января 1944 г., и реакцию на неё присутствующих. Об обсуждении Гиммлером «судьбы германских евреев» Ирвинг пишет:
    «Услышав его заявление о тотальном решении еврейского вопроса, большинство офицеров зааплодировало. „Мы все были в Позене, – вспоминает один из них, контр-адмирал, – когда этот человек рассказывал нам, как он уничтожил евреев.... я до сих пор точно помню, как он нам говорил: ''Когда меня спрашивают: 'Почему надо было убивать также и детей?', то я могу только сказать, что я не такой трус, чтобы переложить на своих детей то, что могу сделать сам.''“»118

    Следует вспомнить, что Гиммлер уже произносил аналогичную речь в Позене несколькими  месяцами ранее. Ирвинг также приводит речь Гиммлера 24 мая 1944 г., где он «намекал опять на то, что еврейские женщины и дети должны были быть также убиты».119 Ирвинг не пытается примирить эти речь с тезисом о том, что убийства совершались от случая к случаю.

    ТЕОДОР КАУФМАН (Kaufman)

    Идеология отрицания Холокоста настоятельно нуждается в моральном уравнивании сторон. Заголовок в Daily Express и письмо Хаима Вейцмана это два наиболее ярких примера тому. Однако же, самой яркой и многообещающей фигурой в этом плане для отрицателей является не какой-нибудь нацист и даже не какой-то еврей с именем. Им,  скорее, является малоизвестный еврейский автор по имени Теодор Кауфман.
    О Кауфмане известно очень мало. Из того, что мы о нём знаем, можно заключить, что он был одиночкой, без связей с какой-либо организацией. Кауфман издал в 1941 г. книгу Germany must perish (Германия должна погибнуть). В книге говорится о том, что немцы в своём большинстве это от природы воинственные и агрессивные люди, которые будут снова и снова затевать войны, если ничего не сделать, чтобы их остановить. Решение, предложенное им, состояло в стерилизации всех немцев, чтобы лишить их потомства. Этот стерилизационный план, однако, никоим образом не относился к американцам немецкого происхождения.120
    Книга Кауфмана, как кажется, не фигурировала ни в одном из книжных обозрений. Она не упоминалась в Book review digest (Краткое книжное обозрение) за 1941 и 1942 гг. Это и неудивительно, так как книга вышла в издательстве Argyl Press, в Ньюарке, штат Нью-Джерси. Это издательство было создано самим Кауфманом. И тем не менее, отрицатель Поль Рассинье увидел в книге Кауфмана  серьёзную угрозу для Германии.121 Аналогично, Вильгельм Штеглих приводит Кауфмана в качестве оправдания антиеврейской политики Германии.122
    И сам Кауфман и его книга вероятно остались бы совершенно не замеченными, если бы не статья в журнале «Тайм» от 24 марта 1941 г. Именно к ней Дэвид Ирвинг, постоянно изобретающий то, чего ему не достаёт в истории, привязывает скандальную историю  Кауфмана. Фотографию Кауфмана Ирвинг снабжает подписью, сообщающей, что журнал «Тайм» «восхваляет его книгу».123 Ирвинг пишет: «Суперобложка книги перечисляет одобрительные отзывы журнала «Тайм», газет «Вашингтон пост» и «Нью-Йорк таймс».124 Ирвинг уделяет Кауфману значительное внимание в своей книги о Гёббельсе.125 Он идёт даже настолько далеко, что приводит цитату из воспоминаний Айхманна о том, что «план Кауфмана по полному уничтожению (Ausrottung) немецкого народа был нам известен к тому времени, когда был дан первый приказ о физическом уничтожении евреев».126  Тут – тонко сформулированный намёк на то, что уничтожение Германией евреев было оборонительной мерой. Интересно, что здесь Ирвинг использует слово Аusrottung в смысле «уничтожение».
    На воспроизведённой Ирвингом суперобложке книги говорится: «Это книга, которая  внушала страх Гитлеру». Однако эта суперобложка и приводимые Ирвингом хвалебные отзывы взяты не с оригинального издания. «Германия должна погибнуть» была переиздана в 1980 г. издательством Liberty Bell Publications, принадлежащим неонацистской организации Liberty Lobby. На внутренней стороне суперобложки нам сообщается, что «эта книга до такой степени привела в ярость доктора Гёббельса, что он клеймил её на первых полосах всех немецких газет и через всю германскую радиосеть». Рассмотрим подробнее эти утверждения.
    Нам говорят, что журнал «Тайм» назвал идею книги «сенсационной». Как задняя сторона обложки, так и статья Ирвинга, приводят эту цитату из «Тайм». Причина этому очевидна: Liberty Bell и Ирвинг хотят создать впечатление, что серьёзное американское издание одобряет идею Кауфмана. Неудивительно, однако, что цитата приводится вне контекста. «Тайм» сравнивает идею Кауфмана с идеей писателя начала XVIII века Джонатана Свифта, предлагавшего Ирландии для поправки её экономического положения «продавать своих голодающих детей на мясо». «Тайм» также замечает: «будучи не менее отвратительной, чем идея Свифта, [кауфмановская] даже не претендует на то, чтобы быть иронической».
    Статья в «Тайм» о книге Кауфмана является откровенно издевательской. Кауфман подвергается глумлению и сравнивается с нацистским издателем-антисемитом Юлиусом Штрайхером. О книге говорится, что это «дело рук одного единственного человека» и что он сообщил журналу, что не связан ни с какой организацией и не имеет сторонников. Он сам организовал издание книги. Самая, однако, примечательная часть статьи в «Тайм» посвящена первому стерилизационному плану Кауфмана. В 1939 г. он выступил за стерилизацию «американцев, чтобы их дети не становились монстрами-убийцами. Идя в ногу со временем, стерилизатор Кауфман просто перенёс свою главную идею на врага.»127 Таким образом, каждый разумный человек поймёт из этой статьи, что Кауфман, во-первых, психически неуравновешен, во-вторых, говорит только от своего имени и, в-третьих, болезненно фиксирован на идее стерилизации.
    Так называемого одобрения со стороны «Нью-Йорк таймс» в действительности просто не было. Задняя страница суперобложки в издании Liberty Bell приводит цитату из газеты, в которой идея Кауфмана якобы названа «Планом вечного мира между цивилизованными нациями»! В «Нью-Йорк таймс», однако, о Кауфмане писалось в 1941 г. всего два раза и ни в одной статье не содержалось положительных отзывов о его книге.128 Что касается «одобрения» со стороны «Вашингтон пост», - то это такой же миф, как и одобрение со стороны «Нью-Йорк таймс». Пользуясь методами Liberty Bell и Ирвинга, можно было бы утверждать, что и Ирвинг одобрил эту книгу, поскольку назвал её «экстраординарной»».129

    Как бы то ни было, Ирвинг проговаривается, что книга использовалась в пропагандистских целях. Он отмечает, что Гёббельс «с ликованием» записал в дневнике: «Впрочем, этот еврей оказал тем самым врагу медвежью услугу. Если бы он написал эту книгу по моему заказу, он бы воистину не смог сделать этого лучше и выгоднее для нас.» [запись от 3 августа 1941 г. – Прим. редактора]. Гёббельс также «издал книгу с фотографией, изображающей президента Рузвельта, очевидно диктующего текст книги».130 Немецкая пресса также утверждала, что Рузвельт поддержал и инспирировал эту книгу.131 В то время Германия и США ещё не были в состоянии войны. Мы ещё услышим когда-нибудь как отрицатели утверждают, что объявление войны Соединённым Штатам в декабре 1941 г. было следствием книги Кауфмана.

    Книга использовалась как предлог для выселения евреев в Ганновере из их домов. Будучи об этом спрошен, Кауфман ответил:

    «Нацисты просто искали козла отпущения для своих варварских действий. Евреев они преследовали с самого начала нацистского режима, и я уверен – что бы я ни написал, это не могло бы усилить их зверств.»

    «Но простым ответом, вероятно, не может послужить даже моя книга. Быть может, [британская военная авиация] своими бомбами над Ганновером напишет лучше.»132

    Как отмечалось выше, статья в журнале «Тайм» сравнивала Кауфмана с Юлиусом Штрайхером. Желание Ирвинга сфокусировать внимание на книге Кауфмана, игнорируя бесчинства Штрайхера, вполне типично для методологии отрицателей. Юлиус Штрайхер, упоминавшийся в главе 6, был одним из самых злостных нацистских агитаторов. Он издавал пресловутую газету Der Stuermer, постоянно призывавшую к уничтожению евреев. Задолго до книги Теодора Кауфмана «Штюрмер» печатал такие строки:

    «Еврейский вопрос всё ещё не решен… когда будет уничтожено мировое еврейство, тогда он будет решён.» (январь 1939 г.).

    «Евреи в России должны быть уничтожены, они должны быть уничтожены с корнем» (май 1939 г.).

    «Когда-нибудь все народы встанут против врага всего мира... И тогда преступная еврейская раса будет навсегда уничтожена» (май 1939 г.).

    «Еврейский народ должен быть уничтожен с корнем» (сентябрь 1939 г.).

    «В конце этой еврейской войны свершится уничтожение еврейского народа» (февраль 1940 г.).

    «Еврей – это дьявол в облике человека. Его следует истребить с корнем» (март 1940 г.).

    Der Stuermer постоянно печатал подобные статьи с 1939 по 1944 гг.133 Было, однако, одно существенное различие между Кауфманом и Штрайхером. Кауфман не имел ни официальной, ни неофициальной поддержки своим идеям. Газета Штрайхера издавалась в тоталитарном государстве, где могли открыто выражаться только приемлемые для властей взгляды. Der Stuermer издавался при полном одобрении и поддержке германского правительства. Иначе он бы вообще не мог выходить. [Между Кауфманом и Штрайхером есть ещё одно различие: Кауфман не призывал убивать немцев, но лишь воспрепятствовать им в продолжении рода – Прим. редактора.]

    Более того, Штрайхер не только отражал взгляды Гитлера – чего Ирвинг никогда не признавал – но и глубоко восхищал его. В своих «застольных беседах» в 1941 г. Гитлер как-то сказал, что Штрайхер «идеализирует еврея. Еврей подлее, свирепее, инфернальнее, чем его изображает Штрайхер». Гитлер далее характеризовал Штрайхера как «незаменимого. Его имя останется в памяти жителей Нюрнберга… Должен признать, что человек этот бьётся за наше дело как бык.»  Явно намекая на извращения Штрайхера, Гитлер замечает: «возможно, никто из нас не нормален полностью». С другой стороны: «Когда я смотрю на слабости, в которых обвиняют Штрайхера, я понимаю, что никто из великих людей не прошёл бы через это сито.»134

    По понятным соображениям отрицатели предпочитают игнорировать Штрайхера и сосредоточиться на Кауфмане. Рассинье, например, додумался до заявления, что «Голос Кауфмана, подобно набату (sic!), возвестил будущее вступления США в войну.» В попытке оправдать политику Гитлера в отношении евреев, Рассинье приводит высказывание Кауфмана, якобы сказавшего, что немецкие евреи были согласны с его планами стерилизации.135 В действительности, Кауфман ничего подобного не писал. Более того, в книге Кауфмана вообще очень мало говорится о находящихся под властью нацистов евреях.
    Рассинье, однако, поведал немало интересного о том, как использовалась книга для того, чтобы мобилизации общественного мнения в Германии:

    «Гитлер приказал читать книгу по всем радиоканалам, и можно себе представить впечатление, оказываемое ею на немецкое общественное мнение. Я сам встречал немцев, говоривших мне, что с того дня, когда они узнали об этом плане, все – в народе, в армии, в полиции – стали везде говорить о необходимости уничтожения евреев в буквальном смысле слова и выражали надежду, что Гитлер отдаст соответствующий приказ.»136

    Одним из незамеченных прежде аспектов ненавистнической книги Кауфмана является то, что она удивительно похожа по тону на Mein Kampf Гитлера, опубликованную на 17 лет раньше, в 1924 г. И вправду, можно сказать, что «Майн кампф» является духовным источником книги «Германия должна погибнуть». Кауфман просто взял мысли Гитлера о евреях и обратил их против немцев. Отрицатели, такие как Рассинье, Ирвинг и другие, полностью проигнорировали антиеврейские вопли в «Майн кампф».

    Сага о Кауфмане не закончилась в 1941 г. на книге «Германия должна погибнуть». В 1942 г. он написал памфлет No more German wars (Больше никаких войн с Германией). В этом памфлете Кауфман ничего не говорит о стерилизации. Он предлагает послевоенный мирный план для Германии, состоящий из 10 пунктов. Среди его предложений были такие как система образования, рассчитанная на прививку германской молодёжи демократических идеалов; программа занятости для вернувшихся с войны немецких солдат; экономический совет для установления баланса между германским импортом и экспортом. Понятно, что ни один отрицатель никогда не упомянул об этом памфлете. Однако, благодаря подобным идеям, в особенности прививке демократических идеалов, и состоялось послевоенное экономическое и политическое возрождение Западной Германии. Было бы только справедливо, если бы отрицатели, обвиняющие Кауфмана в том, что он приложил руку к событиям II мировой войны, отдали бы должное ему и за послевоенное появлении Германии на европейской сцене как политической и экономической силы.

    ИРВИНГ – РЕЙНМЭН

    Одна из главных проблем Ирвинга – его растущая неприязнь к евреям. Он, вероятно, верит, что кампания нападок на его научную репутацию инспирирована евреями. В действительности, однако, против Ирвинга выступило в последние годы много самых различных людей. Ирвинг стал принимать нацистскую пропаганду против евреев всерьёз. Например, антиеврейский нацистский бойкот 1933 г., о котором говорилось выше в этой главе, явился якобы ответом на объявление войны евреями. Ирвинг сказал в одном интервью, что «нацисты просто воздавали мерой за меру». Затем он иронически заявил, что Гёббельс призывал к бойкоту ради еврейской субботы, поскольку пытался заставить евреев уважать их собственную религию. Будучи спрошен о попытке евреев вернуть конфискованное нацистами еврейское золото, находящееся на счетах в швейцарских банках, Ирвинг ответил: «Истратив свою страсть и алчность к одушевлённым объектам, они её обратили на неодушевлённые». Говоря о журналисте, первое имя которого было «Хаим», Ирвинг упрекает себя за то, что «принял его за обычного писателя – несмотря на очки, кривой нос и спадающую на грудь бороду».137
    Сомнительные методы интерпретации источников, демонстрируемые Ирвингом, когда речь идёт о евреях в его биографии Гёббельса, лучше всего иллюстрируется  изображением им реакции евреев на нацистские преследования в 1930-х гг. Ирвинг утверждает, что евреи располагали почти полной монополией на сбыт фильмов заграницей, каковую монополию Гёббельс и пытался разрушить. Проблематично тут то, что источником таких сведений для Ирвинга является дневник Гёббельса. Можно не сомневаться, что Гёббельс сам в это верил. Но едва ли Гёббельс является авторитетным источником в таком вопросе, поскольку он верил и во всемирный еврейский заговор, контролирующий средства массовой информации многих стран.
    Ирвинг также писал, что экспорт немецких фильмов покрывал прежде 40 процентов производственных затрат, «но теперь, со всё более эффективным всемирным еврейским бойкотом [в 1930-х гг.] – едва ли 7 процентов».139 Однако ни один из двух процитированных Ирвингом источников не подтверждает этой версии. Один источник – книга британского специалиста по немецкой кинематографии – приводит указанное Ирвингом процентное соотношение, но вовсе не упоминает о еврейском бойкоте. Вместо этого упомянутый автор ссылается на общую политическую враждебность к нацистам, на попытки Германии по возможности сократить импорт фильмов, и на импортные квоты в других странах.140 Аналогично и другой цитируемый Ирвингом источник ничего не говорит о еврейском бойкоте.141
    Ирвинг утверждает также, что в Берлине все, кроме одного, частные банки  контролировались евреями в 1930.142 Он пишет следующее о Гёббельсе в одном из отрицательских изданий:

    «В 1923 г., работая в банке в Кёльне, он был поражён еврейскими методами ведения банковских дел. Он видел, как евреи доводят до нищеты простых немцев, он видел спекуляцию и он видел инфляцию, уничтожающую сбережения людей. Его коллеги в банке несомненно обратили его внимание на роль евреев во всём этом, так как частные банки в Германии находились почти полностью в еврейских руках.»143

    И снова Ирвинг выдаёт Гёббельса за авторитетного источника в затронутом вопросе, без какой-либо проверки. Официальная немецкая статистика за 1930 г. показывает, что 48,7 процентов частных банков были во владении евреев.144 Ирвинг, однако, как видно не в курсе, что роль частных банков в Германии с конца XIX в. постоянно уменьшалась.145 Немецкая статистика показывает, что в 1900 г. частные банки контролировали менее 10 процентов активов всех банков.146 Общая доля еврейской собственности во всех германских банках была в 1930 г. менее 19%. Ирвинг просто игнорирует все доступные источники по этому вопросу. [Следует заметить, что в связи с экономическим кризисом в начале 1930-х гг. почти все крупные частные банки были фактически национализированы: государство, с целью предотвращения полного краха, приобрело в них контрольные пакеты. Нацисты, впоследствие, реприватизировали часть банков. Важно однако, что ко времени прихода нацистов к власти банковская система в Германии была фактически в руках государства. – Прим. редактора.]

    Ещё важнее, однако, что Ирвинг не знает, что свирепствовавшая в Германии в 1920-х гг. инфляция имела мало общего с банковской практикой и очень много – с репарациями, которых требовали от Германии победившие в I мировой войне союзники, а также с неблагоприятными экономическими последствиями поражения Германии.148 Любому студенту, знакомому с этим периодом, известен тот факт, что поражение в войне было главной причиной экономического кризиса в Германии в начале1920-х гг. [Всё же главной причиной знаменитой немецкой гиперинфляции была оккупация союзниками Рурской области в 1923 г. Правительство Райха призвало жителей области к неповиновению оккупантам и бессрочной забастовке, взяв на себя выплату денежных пособий забастовщикам. Это, в сочетании с потерей государственных доходов из Рура, в несколько месяцев привело к обесцениванию райхсмарки во многие миллионы раз. – Прим. редактора.]
    Вышесказанное это пример того, что на точность информации, предлагаемой Ирвингом, когда он пишет о евреях, в особенности, о немецких евреях, нельзя никоим образом полагаться. Он либо склонен принимать утверждения нацистов за чистую монету, либо игнорирует факты, либо ложным образом интерпретирует источники – и за все эти грехи с годами приобрёл свою вполне заслуженную репутацию.
    Проблема Ирвинга заключается частично в его неспособности поместить фрагменты имеющейся у него информации в более широкий контекст социальной, политической и экономической истории Германии XX века. Это правда, что Ирвинг пишет книги, насчитывающие сотни страниц. Он знает много фактов о деятелях Третьего Райха. Он знает даже, когда Гёббельс потерял свою девственность. Он, однако, теряется, когда дело касается понимания причин экономического кризиса Германии после I мировой войны. Как Рейнмэн [страдающий аутизмом персонаж одноимённого американского фильма в исполнении Дастина Хоффмана – Прим. редактора] способен производить сложные математические вычисления, но не может сложить 2 и 2, так и Ирвинг знает всевозможные мелкие факты о нацистской Германии, но не может использовать их для понимания общей картины. Об Ирвинге можно сказать, что он много знает, но ничего не понял.

    ПОСТСКРИПТУМ

    Когда эта книга готовилась к печати, Ирвинг только что проиграл в английском суде  гражданский иск против историка Холокоста Деборы Липстедт (Lipstadt), назвавшей его искажающим факты отрицателем Холокоста, апологетом нацистов и поклонником Гитлера. Он также был приговорен к уплате судебных издержек профессора Липстедт. Суд счёл Ирвинга «активным отрицателем Холокоста, антисемитом и расистом…» Было также признано, что он «по своим собственным идеологическим соображениям» «упорно и намеренно искажал исторические свидетельства и манипулировал ими…» Суд не принял «утверждения Ирвинга о том, что допущенные им фальсификации исторических событий были результатом непредумышленных ошибок, непонимания или некомпетентности с его стороны». Одним из самых ярких примеров фальсификации было утверждение Ирвинга в его книге о Гёббельсе, где он утверждал, что в 1930 г. евреями в Германии было совершено не менее 31 000 страховых мошенничеств, в то время как реальное число равнялось 74. Суд опирался при вынесении приговора на подробные экспертизы, представленные пятью специалистами по различным вопросам, таким как неонацистские связи Ирвинга, историография Холокоста, роль Гитлера в «окончательном решении» и Аушвиц. Наибольший ущерб Ирвингу нанесла экспертиза доктора Ричарда Эванса (Evans), профессора новейшей истории Европы в Кембриджском университете, вскрывшего подтасовку Ирвингом исторических источников.
    [Тексты экспертиз на английском языке см.: http://www.david-irving.de/gutachten.shtmll – Прим. редактора]

    ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ 8

    Используемые в примечаниях сокращения
    AA Auschwitz Archives From Moscow
    AM Mauthausen Archiv der Gedenkstatte Konzentrationslager
    APMO Archiwum Panstwowego Muzeum w Oswiecimiu. Archives of the Auschwitz State Muzeum
    AJYB

    American Jewish Yearbook

    BA doc Bundesarchiv document. File NS 4 Ma/54
    IMT  International Military Tribunal, Trials of Major War Criminals, 42 Volumes. Popularly known as the Blue series
    JHR Journal of Historical Review
    NCA

    Office of the United States Counsel for Prosecution of Nazi Criminality, Nazi Conspiracy and Aggression ( Washington , 1946) 10 Volumes. Popularly known as the

    Red Series

    Nizkor Internet Service of Nizkor.Org/, an organization which monitors Holocaust denial on the internet
    NMT Nuriberg Military Tribunal, Trials of War Criminals ( Washington , 1947) 15 Volumes. Popularly known as the Green Series
    THHP http://www.holocaust-history.org   Website of the Holocaust History Project
    YVS Yad Vashi Studies

    1. Robert Conquest. The Great Terror: A Reassessment (NY, 1990), с .463-476; Walter Laqueur. Stalin: The Glasnost Revelations (NY, 1990), с .189-201; Paul Hollander. Political Pilgrims {New Brunswick, 1998}, с .102-176.

    2. См. моё письмо в журнал Commentary, No. 97 (Февраль 1994 г.), с.9-10.

    3. Lewis Brandon. "A Note From the Editor", 1 JHR No. 3 (Осень 1980 г .), с .198. Письма историков см . на с .199-202.

    4. См . в кн .: Lucy Dawidowicz. The Holocaust and the Historians (NY, 1981), с . 48-55; Max Weinreich. Hitler's Professors (NY, 1946).

    5. Mark Weber. "A Prominent German Historian Tackles Taboos of Third Reich History," 14 JHR No. 1 (Январь /февраль 1994 г .), с .38.

    6. Ernst Nolte. "Between Historical Legend and Revisionism? The Third Reich in the Perspective of 1980", в : John Knowlton, Truett Gates, ред . Forever in the Shadow of Hitler (NJ, 1993), с .2.

    7. National Review, 19 августа 1977 г ., с .946.

    8. New York Times Book Review, 3 апреля 1977 г ., с .13.

    9. Рецензия Dennis E. Showalter в : American Historical Review, No 82 (Декабрь 1977 г .),  с .1281.

    10. Bradley F. Smith. "Two Alibis for the Inhumanities", 1 German Studies Review No. 3 (Окрябрь 1978 г .), с .332.

    11. Martin Broszat. "Hitler and the Genesis of the Final Solution," 13 YVS (1979), с .73-125; перепечатка в кн .: Michael R. Marrus, ред . The Nazi Holocaust (Westport, 1989). Часть 3, т .1, с .115-167.

    12. Charles Sydnor. "The Selling of Adolf Hitler: David Irving's Hitler's War", 12 Central European History No. 2 (Июнь 1979 г .), с .169-199; перепечатка в кн .: Marrus, там же , часть 3, т .1, с .21-52. См . также в : Gerald Fliing. Hitler and the Final Solution (Berkeley, 1984).

    13. David Irving. Hitler's War (NY, 1977), с . 332, 504, 505.

    14. Dawidowicz, The Holocaust and the Historians, с .38.

    15. Там же , с .38; Broszat, "Hitler and the Genesis of the Final Solution", с .106.

    16. Ernst Nolte, "Between Historical Legend and Revisionism?", с .8.

    17. National Review, 19 августа 1977 г ., с .946.

    18. См : Sydnor, "The Selling of Adolf Hitler", с .182.

    19. D-728 в : NCA, т .7, с .175. См. ссылку 88 к главе 1 настоящей работы.

    20. Paul Addison, "The Burden of Proof", New Statesman No.94 (1 июля 1977), с .18.

    21. Sydnor, "The Selling of Adolf Hitler", с .182. Английский перевод документа NO 1128 см. в: NMT, т.13, с.269-270. Фотокопию немецкого оригинала см . в : Gerald Fliing. Hitler and the Final Solution (Berkeley, 1982), иллюстрация 6 и в немецком издании этой же работы : Hitler und die Endlosung (Germany, 1982), иллюстрация между сс .128 и 129.

    22. Irving, Hitler's War, с.436. Ирвинг упомянул этот меморандум Гиммлера только тогда, когда ему был задан конкретный вопрос о нём на процессе над отрицателем Холокоста Эрнстом Цюнделем (Ernst Zuendel) в Канаде в 1988 г. Он заявил, что «это был такой необычный документ и что цифра была такой необычной, что в этом было нечто, заставляющее поднять брови и усомниться» (that makes one raise one's eyebrows and question further...). Ирвинг, таким образом, прибег к обычной тактике отрицателей – намекать, что это подделка. Robert Lenski. The Holocaust on Trial: The Case of Ernst Zuendel {Decatur, 1989}, с .427. «Объяснение» Ирвингом рапортов айнзатцгрупп о массовых убийствах евреев (рассмотренных в главе 2) показывает, что он готов ухватиться за любой абсурд. На вопрос об этих рапортах во время суда над Цюнделем, он заявил, что содержащаяся в них статистика «не имеет значения», поскольку составлявшие эти документы эсэсовцы стремились лишь показать начальству насколько хорошо они работают. –   The Holocaust on Trial, с.406. Он не объяснил, почему бы эсэсовцы решили, что им необходимо завышать цифры массовых убийств, чтобы их начальство сочло, что они хорошо работают.

    23. Czeslaw Madajczyk. "Hitler's Direct Influence on Decisions Affecting Jews During World War II," YVS No.20 (1990), с .57.

    24. NY Times, 21 января 1998 г ., с . A4; Richard Breitman. Official Secrets ( NY, 1998) , с .86.

    25. Все последующие цитаты приводятся в кн.: C. C. Aronsfeld. The Text of the Holocaust (Marblehead, 1985), с .35-36. См . также : Andreas Hillgruber. "War in the East and the Extermination of the Jews", в кн .: Marrus, ред ., The Nazi Holocaust, часть 3, т . I, с .105-107. Речи Гитлера приводятся в немецком оригинале в кн.: Max Domarus, ред. Hitler Reden und Proklamationen, 1932-1945.

    26. Hillgruber, там же, с.114, приводит политическое завещание, записанное секретарём Гитлера Мартином Борманном. Немецкий оригинал см. в кн.: Hugh Trevor Roper, ред. Hitler's Politisches Testament: Die Bormann Diktats vom Februar und April 1945 (Hamburg, 1981), с.122. Слово ausgerottet это одна из форм глагола ausrotten. Буквально означает «искоренить» или «истребить». Слово использовалось Гиммлером в его позенской (познаньской) речи 4 октября 1943 г., когда он сказал: "Das Judische Volk wird ausgerottet" (еврейский народ искореняется)]. IMT, т .29, с .145.

    27. David Irving. "On Contiporary History", 5 JHR (1984), с .282.

    28. Там же , с .275-276.

    29. David Irving. "Hitler's War: An Introduction to the New Edition", 10 JHR No. 4 (1990/1991), с .401.

    30. David Irving. Goe ring (NY, 1989), с .343.

    31. Irving, Hitler' s War, с.575. Речь цитируется в подстрочном примечании на с.576.

    32. Там же, с.575.

    33. Речь см. в кн.: Yitzhak Arad, Yisrael Gutman, Abraham Margoliot, ред. Documents on the Holocaust (Jerusali, 1981), с .344-345.

    34. David Irving. "The Suppressed Eichmann and Goebbels Papers", 13 JHR No. 2 (Март /апрель 1993 г .), с .20.

    35. Jochen von Lang, ред. Eichmann Interrogated (NY, 1983), с. 81; Hannah Arendt.  Eichmann in Jerusali (NY, 1963), с.78.

    36. Von Lang, там же, с.84.

    37. Там же, с.85.

    38. Там же , с .84.

    39. Rudolph Hoess. Death Dealer (NY, 1992), с .28, 29, 38, 39.

    40. David Irving, "The Suppressed Eichmann and Goebbels Papers",  с .23.

    41. Von Lang, ред., Eichmann Interrogated, с.86.

    41a. Adolf Eichmann. Ich, Adolf Eichmann, Ein historischer Zeugenbericht, с.179-180, приводится в кн.: Yitzhak Arad. Belzec, Sobibor, Treblinka: The Operation Reinhard Death Camps (Bloomington, 1987}, с .26. Место , куда ездил Айхманн , было лагерем уничтожения Белжец .

    42. Irving, "The Suppressed Eichmann and Goebbels Papers", с .23.

    42a Irving, Hitler's War, с .330.

    42b. NО 365 в кн .: Gerald Fliing. Hitler and the Final Solution (Berkeley, 1984), с .70-71. Немецкий оригинал в кн .: Fliing. Hitler und Die Endloesung (Germany, 1984), с .81. Фотокопию немецкого оригинала и английский перевод см. на сайте THHP. См. также комментарий Jamie McCarthy. Под вопросом стоит, имели ли газации место также и в  Латвии. Андрис Эзергайлис ( Ezergailis) пишет в своей образцовой History of the Holocaust in Latvia: 1941-1944 (Washington, 1996), с.149 что «душегубки прибыли в Латвию только в декабре 1941 г., когда большая часть убийств уже завершилась, и неизвестно были ли они когда-либо в эксплуатации».

    43. Irving, Hitler's War, с .632.

    44. Irving, "The Suppressed Eichmann and Goebbels Papers", с .20.

    45. Sydnor, "The Selling of Adolf Hitler", с .187-188; Irving, Hitler's War, примечания на с .575-576. Ирвинг, как видно, принимает объяснение Розенберга об употреблении этого слова. Розенберг утверждал, что есть разница между уничтожением еврейства и уничтожением евреев, но не объяснил в чём она заключается. Словарь немецкого языка Коллинза (Collins German Dictionary. Muеnchen, 1997), с.379, определяет Judentum как  «иудаизм, евреи или еврейство». Розенберг привёл вышеупомянутые соображения в ответ на предложение прокурора зачитать ему словарное определение слова Ausrottung. Показания Розенберга см. в: IMT, т.8, с.553-555. Его меморандум Гитлеру от 14 декабря 1941 г. носил гриф «государственная тайна». См. в PS 1517. Немецкий текст в: IMT, т.27, с.270-273 (главным образом на с. 270). Английский перевод в: NCA, т.3, с.55-5 8.

    46. Sydnor, "The Selling of Adolf Hitler", с .188; Irving, Hitler's War, с .867.

    47. Irving, Hitler's War, с .632.

    48. Sydnor, "The Selling of Adolf Hitler", с .188.

    49. Hillgruber, "War in the East and the Extermination of the Jews", с .92.

    50. Irving, "On Contiporary History", с .276.

    51. New Muret Sanders Encyclopedia Dictionary (Zuе rich, 1974), с .182; The New Enlarged Schoffler-Weis German and English Dictionary (Lincolnwood, 1981), с .33, немецко -английская часть ; Harrap. Standard German and English Dictionary (Oxford, 1977), с .173.

    52. Wahrig, Deutsches Woerterbuch (1994), с .255, 1674.

    53. Irving, "On Contiporary History", с .276.

    54. IMT, т.12, с.357.

    55. См. прим. 27 к главе 7 настоящей работы.

    56. Интервью с Роном Кэйси ( Ron Casey) в июле 1995 г. и ноябре 1996 г. Текст на сайте: http ://www .nizkor .org /hweb /people /i /irving -david /australia /2gbtranscript -1196.shtmll  и http ://www .nizkor .org /hweb /people /i /irving -david /australia /2gbtranscript -0795.shtmll.

    57. Doug Collins, "Goebbels, Frank Speech and War Miories", 17 JHR No.3 (Май /июнь  1998 г .), с .22.

    58. David Irving, Churchill's War (Australia, 1987), с .35.

    59. Письмо от 16 сентября 1919 г. приводится в кн.: Eberhard Jaе ckel. Hitler' s Weltanschauung: A Blueprint for Power ( Middletown, 1972), с.48.

    60. Howard J. Langer. The History of the Holocaust (NJ, 1997), с .29.

    61. Программа приводится в кн .: Barbara Miller Lane, Leila Rupp. Nazi Ideology Before 1933: A Documentation (Austin, 1988), с .41-43.

    62. Выдержки см.: там же, с.46-59.

    63. Текст см.: там же, с.95-97.

    64. Тезис XII в: там же, с.109.

    65. Воспроизведено на английском языке в кн.: Simon Taylor. Prelude to Genocide (NY, 1985), с .26-84.

    66. Irving, Goebbels, с.106,128.

    67. Там же, с.570, примечание 17.

    68. Avraham Barkai. From Boycott to Annihilation (Hannover, 1989), с .72.

    69. См .: Taylor, Prelude to Genocide, с .52, 57, 63, 81-82. См. в особенности фотографию No.5 между сс.116 и 117, датированную 1931 годом и изображающую, как еврейские универсальные магазины душат мелких торговцев.

    70. Bruce Pauley. From Prejudice to Persecution: A History of Austrian Anti-Siitism (Chapel Hill, 1992), с .201.

    71. NY Times, 10 февраля 1932 г ., с . 8.

    72. Там же, 1 июля 1932 г., с.4.

    73. Voelkischer Beobachter in NY Times, 17 мая 1932 г., с. 4.

    74. Leni Yahil. The Holocaust (NY, 1990), с .27.

    75. NY Times, 3 марта 1933 г., с. 5; 6 марта 1933 г., с.7.

    76. Там же, 7 марта 1933 г., с.16, с цитатой из Der Angriff, газеты, выпускавшейся Гёббельсом.

    77. Там же, 9 марта 1933 г., с.1, 10.

    78. Daily Express (London), 9 марта 1933 г ., с .11.

    79. NY Times, 10 марта 1933 г ., с .1.

    80. Taylor, Prelude to Genocide, с .162.

    81. Langer, The History of the Holocaust, с .40.

    82. Richard Bessel. Political Violence and the Rise of Nazism (Yale, 1984), с .105.

    83. Helmut Krausnick, et al. Anatomy of the SS State (NY, 1965), с .23, 24.

    84. Barkai, From Boycott to Annihilation, с .15; тексты антиеврейских законов , введённых в апреле 1933 г . см .в : Lucy Dawidowicz. A Holocaust Reader (West Orange, 1976), с .40-42.

    85. Krausnick, Anatomy of the SS State, с .24.

    86. L-188 см. в: NCA, т.7, с.1026-1030. См. также: PS 1759, показание от 26 августа 1945 г.  Реймонда Х. Гейста ( Raymond H. Geist), американского консула в Берлине, об антиеврейских действиях 6-13 марта 1933 г. в: IMT, т. 28, с.242-246. На с.246 Гейст сообщает: «Я лично могу подтвердить, что полиции было приказано не вмешиваться, что эти действия были официально санкционированы».

    87. John Dippel. Bound Upon A Wheel of Fire (NY, 1996), с .81.

    88. De Telegraaf (Amsterdam) цитируется в : American Jewish Committee. Jews in Nazi Germany (NY, 1935), с .39.

    89. NY Times, 23 марта 1933 г ., с .10.

    90. The Times (London), 27 марта 1933 г ., с .14.

    91. NY Times, 23 марта 1933 г ., с .10.

    92. The Times (London), 29 марта 1933 г ., с .14.

    93. Edward Alexander. The Holocaust and The War of Ideas (New Brunswick, 1994), с .190.

    94. Хочу поблагодарить Нью-Йоркскую публичную библиотеку, приложившую большие усилия, чтобы разыскать для меня микрофильм газеты Daily Express за 24 марта 1933 г.

    95. David Bankier. "On Modernization and the Rationality of Extermination", 24 YVS (1994), с .113-114.

    96. Irving, Goebbels, с.207-208. Он пишет, что эти законы были введены в действие в сентябре 1936 г. Тексты всех этих законов приводятся в кн.: Dawidowicz, A Holocaust Reader, с.38-49.

    97. Irving, Goebbels, с .275-6.

    98. См .: Gerald Schwab. The Day the Holocaust Began: The Odyssey of Herschel Grynszpan (NY, 1990); Anthony Read, David Fisher. Kristallnacht: The Nazi Night of Terror ( London, 1989). Чтобы доказать, что Хрустальная ночь не являлась частью официальной нацистской политики, Ирвинг ложно истолковывает приказ  Райнхарда Гейдриха, шефа РСХА, местным органам власти. Ирвинг выдаёт меморандум за «инструкцию ко всем полицейским органам восстановить закон и порядок, защитить евреев и еврейскую собственность, предотвратить все возможные инциденты в будущем». (Goebbels, с.276). В действительности в приказе говорилось нечто прямо противоположное, а именно:

    ''а. Могут быть приняты лишь такие меры, которые не нанесли бы вреда германской жизни и собственности (например, поджигать синагоги только в том случае, если нет опасности, что пожар перекинется на соседние дома).'' [курсив Дж.Циммермана] ''b. Торговые здания и дома евреев можно громить, но не грабить.'' ''с. В деловых кварталах особенно следует позаботиться о том, чтобы нееврейские заведения были любой ценой защищены от возможного ущерба.'' [курсив Дж.Циммермана]

    Меморандум продолжает, заявляя, что «как можно больше евреев, в особенности, богатых – сколько смогут вместить местные тюрьмы – должно быть арестовано в каждом округе». PS 765, меморандум от 10 ноября 1938 г. см. в: NCA, т.3, с.545-547. Этот меморандум настойчиво рекомендует – как часть официальной немецкой политики – поощрять волнения такого рода. Более того, Ирвинг, имея в виду этот меморандум, цитирует не тот документ. Он цитирует PS 3052, не имеющий, в отличие от PS 765, ничего общего с Хрустальной ночью. По тому, как цитирует Ирвинг этот документ, видно, что не следует доверять точности и прочей представляемой им информации, касательно германской политики в отношении евреев.

    99. Saul Friedlander. Nazi Germany and the Jews (NY, 1997), т .I, с .177. Книга Фридлендера – один из лучших рассказов о периоде 1933-1939 гг.

    100. Irving, Goebbels, с.321.

    101. См. текст письма в: The Times ( London), 6 сентября 1939 г., с.8.

    102. Irving, Hitler's War, с .12; John Lukacs. The Hitler of History (NY,1997), с .180

    103. Ernst Nolte, "Between Historical Legend and Revisionism", с .8.

    104. Irving, Goebbels, с .288, 372, 387.

    105. Там же , с .388.

    106. Louis P. Lochner. The Goebbels Diaries, 1942-1943 (NY, 1948), с .148.

    107. Irving, Goebbels, примечание 41 на с.648. Записка от 23 июня 1942 г.

    108. Arthur Butz. Hoax of the Twentieth Century (Los Angeles, 1978), с .195, 197. Ирвинг специально подчёркивает достоверность записи от 27 марта 1942 г., которую он сверял по существующим микрофишам оригинала (Goebbels, примечание 42 на с.648).

    109. Lochner, Goebbels Diaries, с.241. Немецкий глагол aufraeumen имеет несколько значений. Он может означать «прибирать» или «убирать». Другое значение – децимировать или полностью истребить население [это другое значение приблизительно соответствует таким русским выражениям как «разобраться» (с кем-либо) или «зачистить» (территорию) – Прим. редактора]. – Collins German Dictionary (Muеnchen, 1997), с.63. Перевод Лохнером слова как «уничтожение» является правильным, когда речь идёт о населении, как в случае с Гёббельсом. Немецкий оригинал записи см. в кн.: Lochner, ред., Goebbels Tagebuеcher (1948), с.222. Лохнер однажды интервьюировал Гёббельса.

    110. Hugh Trevor Roper, ред . Final Entries 1945: The Diaries of Joseph Goebbels (NY,  1978), с .121.

    111. Das Reich, 14 июня 1942 г. См. в: Walter Laqueur. The Terrible Secret (Boston, 1980), с .32.

    112. Речь от 18 февраля 1943 г. см. в: Willie A. Boelcke, ред. The Secret Conferences of Dr. Goebbels (NY, 1970), с .309.

    112a. Martin Broszat, "Hitler and the Genesis of the Final Solution: An Assessment of David Irving's Thesis", в : Michael Marrus, ред . The Nazi Holocaust (Westport, 1989), часть 3, т .1, с .130

    112b. Немецкий оригинал и английский перевод см. в: Gordon McFee. When Did Hitler Decide on the Final Solution на сайте THHP. Приведено в: Die Zeit, 9 января 1998 г. Немецкий оригинал имеется также на сайте отрицателя Давида Ирвинга: www .fpp .co .uk /Himmler 301141 .shtmll . Ирвинг не оспаривает достоверность записи. Следует подчеркнуть, что это  единственная запись из дневника Гёббельса, приведённая в этой главе, к которой Ирвинг не имел доступа при написании биографии Гёббельса. Иными словами, все прочие приведённые компрометирующие записи были Ирвингу известны

    113. Irving, Goebbels, с.387.

    114. Там же, с.388, 647-648, примечание 40. Запись от 20 марта 1942 г. Она приводится также в кн.: Lochner, The Goebbels Diaries, с.188. Ирвинг ошибочно пишет, что запись не была опубликована. Аналогичное утверждение делает Ирвинг в отношении Айхманна (Эйхман). Он пишет, что Гитлер был менее радикален в еврейском вопросе, чем Гиммлер, Гейдрих, Гёббельс и Шпеер. Он цитирует то место из неопубликованных воспоминаний Айхманна, где тот пишет, что Гитлер хотел поселить евреев на Мадагаскаре. У меня нет доступа к этим воспоминаниям, но могу утверждать с определённой долей уверенности, что Айхманн имеет в виду не позицию Гитлера в 1942 г. Айхманн говорил во время его допросов израильтянами о существовавшем в 1930-х годах плане переселения немецких евреев на Мадагаскар. Айхманн, однако, им сказал, что план «никогда не вышел из стадии теоретезирования...». Израильский следователь спросил тогда Айхманна, известно ли ему о том, что специальная польская комиссия посетила Мадагаскар и обнаружила, что там могло бы быть расселено лишь 15 000 семей. Айхманн ответил, что об этой комиссии ему ничего не известно. – Von Lang, Eichmann Interrogated, с.68-69.

    115. Irving, Goebbels, с.387.

    116. Lochner, Goebbels Diaries, 1942-1943, с.86. Немецкий оригинал см. в кн.: Lochner, ред., Goebbels Tagebuecher, с.88. Запись сделана 14 февраля 1942 г. [В издании дневников Гёббельса под редакцией R.G.Reuth, Мюнхен-Цюрих 1999, указанная цитата датирована 16 февраля 1942 г. (т.4, с.1756) – Прим. редактора.]

    117. Lochner, Goebbels Diaries, 1942-1943, с.377.

    118. Irving, Goebbels, с.455-456. См., в особенности, примечание 17 на с. 670.

    119. Там же, с. 672, примечание 70.

    120. Theodore N. Kaufman. Germany Must Perish (Reedy, 1980), с .51.

    121. Paul Rassinier. The Real Eichmann Trial (Silver Springs, 1979), с .116.

    122. Wilhelm Staeglich. Auschwitz: A Judge Looks at the Evidence (Torrance, 1986), с .55-56.

    123. Irving, Goebbels, между сс.332 и 333.

    124. Там же, с.369.

    125. Там же, с.369, 372-374, 404.

    126. Там же, с.640, примечание 38.

    127. Time, 24 марта 1941 г., с.95-96.

    128. NY Times, 24 июля 1941 г., с.8;  9 сентября 1941 г., с.4.

    129. Irving, Goebbels, с .369.

    130. Там же, с.369. Это к вопросу об утверждении Марка Вебера, приведённом в главе 7, что Гёббельс будто бы обязан своим успехом «верности фактам и истине». См. обсуждение этого вопроса на с.126 [оригинала] настоящей работы.

    131. NY Times, 24 июля 1941 г ., с .8.

    132. Там же, 9 сентября 1941 г., с.4.

    133. Этот и многие другие примеры воспроизведены по-английски в: NCA, Supp. A, с.950, 956-963, 1209-1216 за годы 1939-1944. О влиянии штрайхеровского Der Stuermer в Германии и заграницей см.: Randall L. Bytwerk. Julius Streicher (NY, 1983), с.171-172.

    134. Hugh Trevor Roper, ред . Hitler's Table Talk (NY, 1953), с .154-155 за 28-29 декабря  1941 г .

    135. Rassinier, The Real Eichmann Trial, с .116.

    136. Там же, с.116. Следует отметить, что во время I мировой войны преподобный Ньюэл Дуайт Хиллис (Newell Dwight Hillis) из Плимутской конгрегационалистской церкви написал книгу, в которой одобрительно выразился о хирургах, «готовых защищать идею созыва всемирной конференции для обсуждения вопроса о стерилизации десяти миллионов германских солдат и сегрегации их жён с тем, что когда это поколение немцев уйдёт, цивилизованный мир был бы избавлены от этой страшной раковой опухоли, которую следует полностью вырезать из общественного организма». – The Blot on the Kaiser's Scutcheon (NY, 1918), с.59. Важность этого текста с точки зрения оценки мотивации отрицателей в том, что они никогда не обращали на него внимания, поскольку Германия никогда не хватала всех своих конгрегационалистов и не бросала их в концлагеря. Отрицатели, желающие как-то связать Кауфмана с антиеврейской политикой Германии, должны объяснить тогда, почему в Германии не преследовались конгреционалисты, а преследовались евреи. Приношу благодарность Джону Дробницки (Drobnicki) из городского университета Нью-Йорка за то, что он обратил моё внимание на этот факт и снабдил меня цитатой.

    137. Jacob Heilbrunn. "Meet the Real David Irving: Out to Lunch", 215 New Republic (21 октября 1996 г .), с .14, 15.

    138. Irving, Goebbels, с.228, 598, примечание 61.

    139. Там же, с.205.

    140. Julian Petley. Capital and Culture: German Cinia, 1933-1945 ( London, 1979), с.60. Петли также отмечает на с. 59, что повышение гонораров актёрам со стороны нацистского правительства повышало и себестоимость фильмов. Причиной этих повышенных цен была «постоянная эмиграция знаменитых актёров, режиссёров и т.п. Оставшиеся могли требовать и ожидать даже ещё более высоких гонораров.»

    141. Victoria de Grazia, "Mass Culture and Sovereignty: The American Challenge to European Cinias, 1920-1960", 61 Journal of Modern History, No. 1 (Март 1989), с .77-78. Де Грация приводит упомянутое в предыдущем примечании высказывание Петли .

    142. Irving, Goebbels, с .46.

    143. Irving, "Revelations from the Goebbels Diary", с .6.

    144. David S. Landes, "The Jewish Merchant: Topology and Stereotypology in Germany", Leo Baeck Institute Yearbook (1974), т .19, с .20.

    145. Там же , с .20.

    146. Richard Tilly, "An Overview on the Role of the Large German Banks up to 1914", в :  Youssef Cassis, ред . Finance and Financiers in European History, 1880-1960 (Cambridge, 1992), с .96.

    147. Статистику см. в: Kurt Grunwald. Studies in the History of the German Jew in Global Banking (Jerusali, без года ), с .61.

    148. См. в: Fritz K. Ringer. The German Inflation of 1923 (London, 1969), с .70-76; Eric E Rowley. Hyperinflation in Germany ( Cambridge, 1994), с.2-9. Приношу благодарность Колину Лоадеру (Colin Loader) из Университета Невады в Лас Вегасе, обратившего моё внимание на эти источники

    евреев   примером   Холокоста"   Бутца   отрицателей   время   Число   образом   человек   была   Сэннинга   Аушвиц   камеры   Следует   войны   этих   депортированных   Отрицатели   вопрос   Германии   евреями   книги   ЧАСТЬ   свидетельства   депортации   газации   автора